Зеленский «захватывает» Нацбанк. Смолий уже уволен

Президент Владимир Зеленский может начинать праздновать: он в одном шаге от ручного Нацбанка. Парламент уволил главу НБУ Якова Смолия, который досрочно подал в отставку из-за «систематического политического давления». Мечта Зеленского, который сейчас активно ищет преемника Смолию, – получить контроль над «независимым» НБУ и «дожать» банковскую систему для раздачи демпинговых кредитов украинцам – уже скоро может воплотиться в жизнь (укр.).

Быстрое прощание

Отставку Якова Смолия в пятницу поддержали 286 народных депутатов. Это на 56 голосов меньше, чем в марте 2018-го оказалось желающих уволить его предшественницу Валерию Гонтареву. Меньшим оказался и срок с момента подачи заявления до увольнения – всего двое суток, тогда как заявление Гонтаревой 10 месяцев пылилось в Администрации президента. Яков Смолий хоть и ушел досрочно с должности – после чуть более двух лет руководства НБУ, но и его бывшая руководительница не ожидала завершения семилетней каденции.

Однако есть существенная разница: Гонтарева считала свою миссию выполненной и заранее предупредила об увольнении, тогда как Смолий еще в мае говорил, что намерен управлять НБУ до марта 2025 года.

«Я принял трудное, но необходимое решение уйти в отставку, поскольку в течение длительного времени на Национальный банк осуществляется систематическое политическое давление. Давление с целью принятия решений, которые не являются экономически обоснованными, которые фокусируются на краткосрочных простых «победах» и могут дорого стоить украинской экономике и украинцам в более длительной перспективе», – отметил Яков Смолий в сессионном зале.

Смолий уточнил, что на совещаниях органов власти, где присутствовал также президент Владимир Зеленский, от Нацбанка требовали «залить экономику деньгами, отменить Базельские принципы регулирования банковской системы, установить тот или иной курс для секторов экономики, поставить 11% инфляции и курс 30 грн/$, потому что такие параметры заложены в государственном бюджете».

Среди основных причин отставки Смолий назвал давление на НБУ через суды, проплаченные митинги на Институтской и под домами членов правления, постоянные информационные атаки, построенные на манипуляциях и лжи, необоснованные политические оценки политики и деятельности председателя НБУ, использование Совета НБУ для создания конфликта внутри учреждения.

Большинство депутатов выступили с критикой главы НБУ, в том числе за «банкопад Гонтаревой» и за то, что было мало выдано кредитов «5-7-9%». «Были и просчеты, и ошибки. К ним мы относим отсутствие дешевого кредита. Отсутствие предложения дешевых денег. И обескровливание нашей экономики, которая так нуждается в дешевом кредитовании, – отметил глава комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев («Слуга народа»). – Это укрепление курса гривны во второй половине 2019 года, от которого пострадал бюджет и экспортеры. Это дефицит наличной валюты в марте уже в 2020-м».

Но глава комитета нашел и слова благодарности, звучавшие едва ли не впервые со стороны монобольшинства. «Хочу поблагодарить Якова Васильевича не только за это решение (за успокоение валютного кризиса весной 2020 года рыночными, а не административными мерами. – Ред.), но и за те достижения, которые, очевидно, были в течение вашей каденции в НБУ. Это самая низкая инфляция, это правда, это самая низкая учетная ставка Нацбанка – 6%, это стабильность банковской системы – в течение 2019 года не признан неплатежеспособным ни один банк. Валютная либерализация и значительный рост золотовалютного резерва», – сказал Даниил Гетманцев.

Путь к увольнению

Впервые идея освободить Смолия прозвучала в «зеленой» команде еще во время президентской избирательной кампании, когда стало понятно, что побеждает Владимир Зеленский, а не Петр Порошенко, который и вносил в 2018-м кандидатуру Смолия в парламент. Но законодательство не позволяет президенту в любой момент увольнять руководителя НБУ, а независимость НБУ является краеугольным камнем сотрудничества с МВФ. Поэтому в ночь победы во втором туре выборов Зеленский публично пообещал не увольнять Смолия.

И с тех пор он публично поддерживал «независимость» НБУ и даже после отставки Смолия заявил следующее: «Независимый Национальный банк – это залог макроэкономической стабильности государства и гарантия благосостояния украинцев. Поэтому я как президент буду отстаивать независимость НБУ при любом руководстве в качестве основы финансовой и макроэкономической стабильности нашего государства».

Хотя при этом президент постоянно критиковал НБУ за медленное уменьшение кредитных ставок, что лишь частично зависит от НБУ, а в большей степени – от банков, поэтому он обещал «дожать» независимую банковскую систему. Ипотека под 10%, кредиты на бизнес под 5% – основные лозунги команды Зеленского в банковской сфере.

Угроза, что Зеленский «дожмет» НБУ, создавала дополнительные риски, поскольку в прошлом НБУ уже был зависимым от власти, что создавало почву для неконтролируемого рефинансирования банков, которые кредитовали инсайдеров банков и приближенных к власти лиц. «Вопрос политического давления на Нацбанк, кто бы ни был его главой, во все времена приносило украинской финансовой системе большой вред. Из-за слабого правовластия организация была зависимой, ее использовали для выдачи рефинансирования «нужным» банкам, как госбанки использовались, чтобы предоставлять кредиты «нужным» компаниям. По портфелю NPL в госбанках, говорят, можно достаточно четко проследить историю украинских правительств и президентов. Зависимому Нацбанку можно приказать закрыть глаза на злоупотребления или на «банки-пылесосы», а платить за все это постоянно приходится гражданам», – говорит заместитель директора Центра экономической стратегии Мария Репко.

В Нацбанке подсчитали, что на капитализацию банков с начала 1990-х годов государство потратило $10 млрд, в том числе $6 млрд – на ПриватБанк. И сейчас на уплату процентов по капитализационным облигациям бюджет ежемесячно тратит по 2 млрд грн.

Крайним случаем политического давления Мария Репко называет ситуацию, когда «НБУ печатает гривну для покрытия бюджетного дефицита, позволяя правительству профинансировать расходы или раздать средства «нужным» компаниям и розгоняя инфляционно-девальвационную спираль». Именно поэтому, когда вечером 1 июля Смолий подал президенту заявление об отставке «по собственному желанию», аргументировав ее «систематическим политическим давлением», это имело взрывной эффект и усилило негативные ожидания.

МВФ и послы G7 выступили с заявлениями в поддержку сохранения независимости НБУ. Банкиры и инвестиционные советники начали прогнозировать валютную и ценовую дестабилизацию. Но первой «жертвой» оказался Минфин, которому пришлось под давлением кредиторов отменить уже проведенный выпуск 12,5-летних еврооблигаций на $1,75млрд и выкуп евробондов на $750 млн. Министр финансов Сергей Марченко был раздражен потерей $1 млрд, необходимых для финансирования дефицитного бюджета.

Из-за негативной реакции рынков на новость об отставке Смолия выросла доходность долговых ценных бумаг Украины, а на межбанке доллар подорожал на 1,5% – выше уровня 27 грн. «Отставка Смолия из-за политического давления в этом свете – крайне негативный сигнал. Лучше понимают это инвесторы-нерезиденты, потому что являются профессиональными игроками на этом поле. Хуже – рядовые граждане, которым отдельные депутаты «продают» дикие по содержанию и безграмотные по форме истории о пирамидах ОВГЗ, благодаря которым НБУ зарабатывает миллионы долларов на копейке средств», – говорит Мария Репко.

Публично Смолий свое заявление «о политическом давлении» и истинные причины отставки до выступления в Раде не объяснил. Но глава НБУ провел в четверг несколько видеоконференций с банкирами и финансовыми экспертами. Во время первой встречи, как рассказал FinClub один из ее участников, Смолий привел пример давления на НБУ. «Он сказал, что видит угрозу независимости Национального банка в связи с тем, как в Конституционном Суде были оспорены нормы законов об НБУ и системе гарантирования вкладов», – сказал он.

В качестве примера давления Смолий вспомнил представление в Конституционный Суд 64 депутатов, которые оспорили конституционность «антиколомойского» закона, принятого в рамках сотрудничества с МВФ. При этом Конституционный Суд за иск экс-акционеру банка-банкрота уже отменил ограничение круга лиц, которые могут подавать иски к НБУ, фактически позволив всем судиться с центробанком, а также возобновил рассмотрение представления судей Верховного Суда, которые пытаются отменить действие закона о системе гарантирования вкладов физлиц. В НБУ уже отмечали катастрофические последствия возможной отмены закона, например, вкладчикам придется вернуть государству 100 млрд грн.

Во время второй встречи Смолий раскрыл тезис о системном давлении. Фамилию Зеленского в этом контексте он не упоминал, а больше говорил об опосредованном давлении экс-акционера ПриватБанка Игоря Коломойского, которого считают приближенным к главе государства. «Смолий вспомнил Коломойского среди бенефициаров рассмотрения «антиколомойского» закона в Конституционном Суде, а также конфликта с Советом НБУ в лице Данилишина, когда высказывался за возвращение банка бывшим акционерам», – отметил он.

Смолий назвал и примеры несудебного давления: принятый парламентским комитетом по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики проект постановления об оценке деятельности главы НБУ, который критикует работу НБУ с 2014 года и требует создания временной следственной комиссии.

При этом глава НБУ Богдан Данилишин, который активно конфликтовал с НБУ, по словам собеседников FinClub, раскачивал ситуацию не по указанию ОП, а по собственному желанию.

По словам одного из представителей команды президента, НБУ давно вызывает раздражение у Зеленского, поскольку «живет в своей реальности» и главной целью ставит непонятное Офису президента «инфляционное таргетирование», а не близкие людям вещи, такие как «доступные кредиты».

Во время брифинга после отставки Смолий сообщил, что его заявление было предварительно согласовано с Зеленским: «Мы обсудили порядок и время, когда я подаю заявление об отставке». Он признал, что у него есть желание остаться в НБУ и сделать больше для макрофинансовой стабильности, «но возможности, к сожалению, закончились».

Противники увольнения Смолия боятся не активизации раздачи «доступных кредитов» новым главой НБУ, а возвращения ПриватБанка бывшему владельцу и неконтролируемой денежной эмиссии. Первый риск частично снял «антиколомойский» закон, который гарантирует сохранение ПриватБанка в государственной собственности до момента его приватизации. Со вторым – сложнее, поскольку из рядов «Слуг народа» все чаще звучит, что эмиссия поможет завершить «эпоху бедности»: профинансировать антикризисный бюджет-2020 и «перезапустить» экономику Украины.

Скамейка запасных

Главная критика работы Смолия в 2019-2020 годы сводилась к недовольству медленным уменьшением учетной ставки в условиях устойчивого дезинфляционного тренда и несдерживания ревальвации гривны из-за «недостаточного» выкупа валюты на межбанке. В глазах критиков НБУ должен держать гривну слабой для поддержки экспортеров и высоких налоговых взысканий по импорту, параллельно скупая доллары в международные резервы, и стремительно снизить учетную ставку, чтобы обеспечить бизнес дешевыми кредитами. Хотя именно ревальвация гривны стала мощным фактором замедления инфляции, что сделало возможным уменьшение учетной ставки НБУ с 18% до 6% в период президентства Зеленского.

Сторонники политики НБУ поддерживают его за эти же вещи, но трактуют их под другим углом зрения. По их мнению, именно то, что НБУ долго не спешил с уменьшением учетной ставки, позволило достичь инфляции ниже 2% и все же снизить ставку до рекордно низкого в истории Украины уровня 6%. Средние депозитные гривневые ставки впервые упали ниже 10%, что должно ускорить уменьшение кредитных ставок. Валютные резервы, даже в условиях укрепления гривны, постоянно растут и благодаря последнему траншу МВФ уже превышают $28 млрд, а курс колеблется возле уровня 27 грн/$.

Эксперты говорят, что фамилия нового главы НБУ важна для более точного прогнозирования изменения политики регулятора, но при этом очевидно, что любой глава НБУ, отобранный «кадровым агентством» Офиса президента, будет зависимым от Зеленского. И это будет вредить финансовой стабильности. «Ключевым вопросом сейчас становится вопрос профессионализма и независимости главы и правления НБУ. Кого назначат на эту должность, пока неизвестно, и фамилии вполне достойных кандидатов, циркулирующих различными медиа, могут легким росчерком пера заменить на фамилию управляемого или непрофессионального человека. Другие недавние правительственные назначения и риторика отдельных депутатов правящей партии не дают, к сожалению, особого повода для оптимизма», – отметила Мария Репко.

Президент еще в четверг обсудил с финансовым сообществом потенциальные кандидатуры нового главы НБУ, но главного фаворита не назвал, и сегодня его назначения в Раде даже не ожидалось – это может произойти на следующей пленарной неделе с 14 по 17 июля. Пока парламент не назначит нового главу НБУ, его обязанности будет выполнять первая заместительница главы Екатерина Рожкова.

В СМИ назвали много фамилий: от бывших топ-менеджеров НБУ Сергея Тигипко и Арсения Яценюка до известных банкиров – экс-главы Райффайзен Банка Аваль Владимира Лавренчука, который уже претендовал на эту должность во времена Порошенко, и главы государственного Укргазбанка Кирилла Шевченко.

Названные кандидатуры могут быть только «ширмой» для «темной лошадки». «Слышу о Шевченко и «промышленном лобби». Но это все слухи, они очень часто расходятся затем с реальностью», – отметил другой участник финансового рынка.

Упоминали в СМИ также Богдана Данилишина, экс-министра экономики Тимофея Милованова и члена Совета НБУ Елену Щербакову. По словам участников рынка, она может претендовать и на вторую «вакантную должность» в НБУ. 10 июля завершается срок пятилетней каденции заместителя главы НБУ Олега Чурия, курирующего валютную политику. Именно этим направлением Щербакова занималась в НБУ в 1993-2003 и 2005-2014 годах. А с июля 2016-го она работает в Совете НБУ как представитель парламента. «Она позволяет себе звонить Чурию и обсуждать с ним вопросы конкретных банков, например, Ощадбанка», – приводит один из собеседников пример давления.

Смолий еще 30 июня пытался инициировать на заседании Совета НБУ переизбрание Олега Чурия на семилетний срок. Но Совет НБУ, большинство в котором контролирует Данилишин (в его группу входят Вера Рычаковская, Елена Щербакова, Василий Фурман и Виталий Шапран), отказалась рассматривать этот вопрос. Теперь уже новый глава НБУ сможет предложить свою кандидатуру. Если главой НБУ станет банкир со взглядами на денежно-кредитную политику, близкими к позиции этой группы, конфликт между Советом и правлением исчезнет, и глава сможет легко назначить своего «валютного» заместителя. Смолий говорит, что даже при его отсутствии Совет НБУ 6 июля может согласовать назначения Чурия.

«Сценарии развития событий зависят от экономических взглядов нового главы центробанка Украины, которого парламент может назначить в ближайшие дни. Если взгляды нового главы НБУ будет сильно отличаться от тех, которые теперь разделяются правлением Нацбанка, Совет НБУ вместо Олега Чурия назначит другого заместителя, который будет отвечать за операции на рынке (например, покупку ОВГЗ на баланс Нацбанка за счет эмиссии гривны). Также в этом случае будут пересмотрены монетарная и валютная политики НБУ», – спрогнозировал основатель и президент ИГ «Универ» Тарас Козак.

Другие члены правления пока остаются на своих должностях: первая заместительница Екатерина Рожкова и заместители Дмитрий Сологуб, Сергей Холод и Роман Борисенко. «Рожкова рассказала нам, что правление продолжает работать в обычном режиме, и уже после назначения нового главы НБУ решит, будет ли работать с ним дальше», – сказал FinClub участник одной из видеоконференций.

Скрытые угрозы

Главный риск, который эксперты принимают во внимание, – риск существенной эмиссии. Во время пересмотра бюджета-2020 из-за коронакризиса его дефицит увеличился почти до 300 млрд грн. И тогда эксперты не исключали частичного эмиссионного финансирования – в пределах 100 млрд грн, если Минфин не сможет заимствовать все необходимые средства на рыночных условиях. Но депутаты от «Слуги народа» уже призывают к 300 млрд грн эмиссии, а министр экономразвития Игорь Петрашко мечтает об 11-процентной инфляции вместо 5%, которые являются целью инфляционного таргетирования НБУ.

Последствия эмиссии почувствуют все. «Открытие новых эмиссионных каналов нанесет вред макрофинансовой стабильности, поставит под угрозу стабильный курс гривны и низкую инфляцию, к которым уже привыкли украинцы. Такая политика развернет направление изменения банковских ставок: вместо снижения мы получим повышение ставок по всему спектру – от учетной до депозитной, а также ставок по ОВГЗ для привлечения средств в бюджет. Может пострадать и стабильность банковской системы», – предупреждает Тарас Козак.

Пока четких сигналов, что НБУ начнет «заливать экономику деньгами», нет. «Сейчас не стоит ожидать особых изменений в финансировании бюджета через ОВГЗ. Облигации пользуются довольно неплохим спросом, а судя по результатам размещений, Минфин готов платить довольно высокую премию к уровню учетной ставки», – говорит старший финансовый аналитик группы ICU Тарас Котович.

Вызывает вопросы и дальнейшее сотрудничество с международными кредиторами. «Могут быть серьезные проблемы с международными финансовыми организациями и иностранными инвесторами по финансированию дефицита бюджета через займы и выпуск евробондов. Первая ласточка уже прилетела. Минфин был вынужден отменить довольно успешное размещение евробондов на 12 лет», – говорит Тарас Козак.

Украина в июне получила первый транш новой программы с МВФ на $2,1 млрд. Следующий транш должен быть в сентябре – по итогам мониторинга задач, которые Украина должна выполнить до 30 июня. А уже с 13 июля должен был начаться «виртуальный» визит миссии Фонда, которая должна была до 24 июля проинспектировать, как Зеленский и другие подписанты Меморандума (в том числе глава НБУ) продвигаются по пути реформ.

Но сейчас, скорее всего, МВФ поставит переговоры «на паузу». «И МВФ, и коммерческие кредиторы сейчас возьмут определенную паузу в ожидании решения относительно нового главы НБУ и первых шагов в должности. Для них будет важным сохранение независимости НБУ, и сейчас позитивным сигналом является то, что правление продолжает работать. Дальнейшие решения кредиторов будут уже зависеть от кадровых решений и ситуации на рынках капитала», – считает Тарас Котович.

Риск, что новый глава НБУ будет лоялен к Коломойскому, также остается на повестке дня. «Отдельная угроза – возможный отзыв «новым» Нацбанком из украинских и иностранных судов исков к господину Коломойскому и его экс-партнеров по ПриватБанку относительно мошеннических действий со средствами вкладчиков», – предупреждает Тарас Козак.

Первая реакция рынков, МВФ и покупателей еврооблигаций была отрицательной, так как для них возрастает неопределенность. «Но степень такого негатива – условно, прыжок гривны до 30 или до 50 – сейчас спрогнозировать почти невозможно. Выход, как из любой ситуации неопределенности, может быть в обе стороны, и пока на глобальных рынках есть оптимизм, для гривны еще не все потеряно», – считает Мария Репко. В пятницу доллар на межбанке снова начал дешеветь и почти дошел до отметки 27 грн.

Автор материала: Садовничий Вячеслав

Источник: Finclub.net

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...