“Выполнить пожелания Вашингтона будет сложнее”. Что меняет закон, который лишил полномочий и.о. министров

6 декабря вступил в силу важный закон, по которому исполняющие обязанности министров лишаются большей части полномочий.

Таким образом была заложена мина под два министерства – Минобразования и Минэнергетики, во главе которых стоят не назначенные Верховной Радой министры, а лица, исполняющие их обязанности (то есть делегаты от Кабмина).

Согласно тексту закона, у и.о. остаются лишь чисто церемониальные функции. Кроме того, в законе говорится, что в течение 30 дней премьер должен предложить Раде кандидатуры на пост руководителей таких обезглавленных министерств.

То есть, по сути, у Дениса Шмыгаля есть время только до 6 января, чтобы внести в парламент кандидатуры претендентов на пост министра образования и министра энергетики.

Будет ли Кабмин исполнять этот закон или предпочтет его игнорировать.

Обезглавленные министерства

При помощи нового закона Рада борется с желанием Кабмина в обход Рады назначать глав ведомств без официального министерского портфеля. Ведь если кандидатуру министра должен утвердить парламент большинством голосов, то и.о. министра назначается просто голосованием правительства и им может стать кто угодно.

В принятом законе часть 4 статьи 9 Закона Украины “О центральных органах исполнительной власти” дополнена абзацем следующего содержания:

“Запрещается, если должность министра вакантна, возложение на первого заместителя министра, заместителей министра исполнения обязанностей министра, определенных пунктами 1 (кроме возглавления министерства), 2, 5, 7, 8, 9, 11, 12, 121, 14, 15, 21, 24, 27 части 2 статьи 8 настоящего Закона, а также пунктами 3, 6, 7, 8, 11, 12, 21 части 2 статьи 18 настоящего Закона”.

Эти пункты касаются того, что и.о. министра больше не сможет вносить премьер-министру предложения о назначении на должности заместителей министра, глав госкомпаний, как либо менять структуру аппарата министерства или госкомпаний, которые находятся в сфере управления этим министерством, распродавать имущество министерств, принимать решения о распределении бюджетных средств, распорядителем которых является министерство, подписывать приказы министерства и прочее.

Вообще за и.о. министров останутся только церемониальные права: поднимать вопрос о присвоении ранга госсекретарю, представлять министерство в публично-правовых отношениях с другими органами власти, привлекать госслужащих к рассмотрению вопросов, созывать совещания.

Под новое положение закона подпадают сразу два временно исполняющих обязанности министров – Сергей Шкарлет (и.о. министра образования) и Юрий Бойко (и.о. министра энергетики). Оба этих исполняющих обязанности министров были назначены на нынешние должности с должностей заместителей министра в то время, когда должность министра была вакантна.

Автор этой нормы закона, депутат Алена Шкрум (фракция “Батькивщина”) в разговоре со “Страной” сказала, что парламент не просто ограничил полномочия и.о. министров, но и определил для премьера срок в 30 дней для подачи реальных кандидатур министров.

Так, закон “О Кабинете Министров Украины” был дополнен положением о том, что в случае формирования Кабмина в полном должностном составе, образование нового министерства, отклонение Верховной Радой кандидатуры на должность члена Кабмина, освобождение от должности члена Кабмина, представление о назначении на соответствующую должность члена Кабмина вносилось в течение 30 дней со дня обретения полномочий Кабинетом министров.

В украинской истории неоднократно премьерские ставленники в качестве “и.о.” возглавляли министерства долгие годы. Самая известная из них – Ульяна Супрун, которая продержалась в качестве и.о. министра здравоохранения в правительстве Владимира Гройсмана более трех лет.

Как отмечает Алена Шкрум, это была абсолютно неконституционная практика, ведь в обход законов парламент отодвигали от назначений.

Пока Конституция гласила, что “на должности членов Кабмина назначаются Верховной Радой по представлению премьер-министра”, сами главы правительств годами не вносили представления на министров, а просто назначали “удобных” для себя или каких-то других “и.о”. Таким образом, министерствами руководили лица, которых никто не выбирал и не поддерживал.

Поэтому в закон была внесена поправка о прямой обязанности премьера подавать представление на нового министра в течение 30 дней с момента, когда должность стала вакантной. Если Верховная Рада опять не поддержит представление – будет еще 30 дней, чтобы найти того, кто получит поддержку в парламенте. Чтобы простимулировать исполнение этой нормы – полномочия и.о. министров и были ограничены.

Важно, что изначально эти поправки к закону были отклонены профильным комитетом по госстроительству. Но уже в зале за них проголосовало 285 депутатов.

“Теперь в течение 30 дней премьер должен подать кандидатуры на министров. А пока у и.о. будут ограниченные полномочия”, – заявила Шкрум.

Выполнить или проигнорировать

Как будет реагировать на эту новую норму правительство?

Официально там пока отвечают неопределенно.

Министр юстиции Денис Малюська в комментарии сказал, что и.о. министров должны сами решать – соблюдать вступивший в силу закон об ограничении их полномочий или нет.

“В законе сказано: “Запрещается возложение обязанностей”. Был бы запрет на выполнение обязанностей, было бы понятно. А возложение обязанностей на и.о. состоялось давно, и закон обратной силы не имеет. Поэтому возможно различное толкование. Исполняющим обязанности я не завидую: будут выполнять функции – рискуют быть обвиненными в превышении полномочий. Не будут – в халатности”, – заявил Денис Малюська.

На вопрос – так как же быть в этой ситуации и.о. министров, он сказал, что “это к ним вопрос”.

“Юридическую часть и риски мы им объяснили. Риски – это обвинения в превышении полномочий, возможность обжалования действий в суде и т.п.”, – сказал министр.

В то же время источник “Страны” в правительстве говорит, что в Кабмин уже пришло обращение из Министерства образования, в котором просят пояснить, какие полномочия теперь есть у Сергея Шкарлета, который исполняет обязанности министра образования.

Обязанность подготовить аналитическую записку на этот счет была возложена на министра юстиции Дениса Малюську.

Как утверждает наш собеседник, в Кабмине новому закону были, мягко говоря, не рады. Так, в случае с Министерством образования премьер окажется перед серьезным выбором. “Шмыгаля и всех в целом устраивает Шкарлет, но Рада голосов за него не даст. Как выйти из этой ситуации, никто не знает”, – утверждает собеседник.

“Минобразования – это идеологическое ведомство, и за любого кандидата набрать голоса будет очень трудно. Монобольшинство неоднородное, у разных депутатов разная идеология. Это вопрос учебников истории, политики памяти, языка обучения. Кого ни внеси на этот пост, будут скандалы. А президенту хватает скандалов, опять усиливать идеологические конфликты не в его интересах. Поэтому у Шмыгаля есть большой соблазн не выполнять этот закон”, – считает политолог Вадим Карасев.

Также сложная ситуация и с министром энергетики. Эта должность является камнем преткновения в борьбе сразу нескольких финансово-промышленных групп и находится в поле зрения международных финансовых организаций, а также западных структур. Поэтому через Раду любая кандидатура будет проходить сложно и со скандалом.

Интересно, что на прямой вопрос “Страны”, будут ли внесены кандидаты на глав Минобразования и Минэнергетики, министр юстиции Денис Малюська ответил, что эта норма не может быть применима к нынешнему Кабмину, ведь его полномочия начались еще в марте, и, соответственно, срок подачи кандидатур на министров закончился еще в апреле.

“В соответствии с принятым законом 30-дневный срок начинается со дня вступления полномочий Кабинета министров. КМУ вступил в полномочия 04/03/2020, поэтому срок истек еще в апреле и в него уложиться невозможно. Очевидно, что эту норму закона потенциально может выполнить только другой премьер-министр, когда-то в (надеюсь, далеком) будущем, – говорит “Стране” министр юстиции Денис Малюська.

При этом Малюська уточнил, что принимать решение на этот счет будет лично премьер.

“Но это не значит, что премьер-министр не внесет кандидатуры. Просто если это и будет сделано, то не на выполнение вышеуказанной нормы”, – добавил министр.

“Думаю, перед бюджетом достаточно спорная позиция говорить на белое черное, могут и прокатить”, – прокомментировал собеседник в депутатском корпусе слова Малюськи.

Кроме того, норма о том, что у и.о. министров ограничиваются их полномочия, имеет прямое действие, то есть и Шкарлет и Бойко уже не имеют права распоряжаться бюджетом ни на нынешний год ни на 2021 год, или утверждать планы работы министерств.

Кроме того, закон создает проблему и стратегического характера.

“В окружении Зеленского подозревают, что, как только в Вашингтоне утвердится администрация Байдена, оттуда придут указания по кадрам – кого куда назначать. Скорее всего, это будут “соросята” вроде Гончарука или около того. Но через парламент эти фигуры не пройдут. И тем более не пройдет новое “правительство соросят”. Поэтому в Офисе президента был хитрый план – поставить нужные американцам кандидатуры через назначение и.о. Как это было когда-то с Супрун. Но теперь, после вступления в силу закона этот план разрушен. Сложная ситуация”.

Источник: Strana.ua

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...