Весна пришла: почему Зеленский не смог выполнить обещание о громких посадках

Весной 2019 года Владимир Зеленский разгромно победил на президентских выборах. Одним из ключевых его обещаний были “весенний посадки”. Спустя год предвыборный лозунг о быстром и жестком наказании для коррупционеров так и не реализован.

Во многом “виной” этому стала разбалансированность правоохранительной системы, загруженность судов и законодательные ограничения. Почему обещание Зеленского “весна придет – сажать будем” оказалось невыполнимым

Вступив на президентский пост, Владимир Зеленский сразу решил обозначить, что нацелен на быструю и эффективную борьбу с коррупцией, в том числе представителей прошлой власти.

Так, 31 мая 2019 года глава государства собрал на встречу директора НАБУ Артема Сытника и главу САП Назара Холодницкого. При разговоре также присутствовал будущий генпрокурор, а тогда замглавы Офиса президента Руслан Рябошапка.

Зеленский поставил им задачу за три месяца показать “ощутимые результаты” в расследовании резонансных коррупционных преступлений. Глава государства подчеркнул, что это отвечает прежде всего “ожиданиям украинцев”.

Действительно, осенью прошлого года несколько видных представителей бывшей власти оказались под следствием, а некоторые даже провели пару месяцев под арестом. Тогда были задержаны бывший замсекретаря СНБО Олег Гладковский, влиятельный депутат Ярослав Дубневич, экс-глава оборонного комитета Верховной рады Сергей Пашинский и заместитель министра Юрий Грымчак.

К весне активность правоохранителей заметно угасла, все указанные выше покинули места лишения свободы, а их дела до сих пор даже не переданы для рассмотрения в суд. Более того, именно отсутствие “активности в расследовании против топ-чиновников” стало формальным основанием для увольнения Рябошапки с поста генпрокурора в начале марта.

Также ряд политиков и народных депутатов не оставляют упорных попыток “расшатать кресло” под Сытником, получившим штраф за коррупционное админнарушение. Его коллега из САП Холодницкий сам заявил, что покинет свой пост в ноябре текущего года. Все они были хедлайнерами большинства громких дел, начатых Зе-командой осенью 2019 года.

Дела на паузе

Дело против бывшего бизнес-партнера Петра Порошенко, экс-первого заместителя секретаря СНБО Олега Гладковского (Свинарчука) стало одним из первых и наиболее знаковых для команды Зеленского.

Еще в ходе избирательной кампании весной 2019-го в медиа громко засветилась история сына Гладковского – Игоря, и компании “Оптимумспецдеталь”, которая занималась контрабандой из России запчастей к военной технике и продавала их втридорога украинским заводам.

В этом уголовном производстве отец и сын Гладковские по состоянию на данный момент проходят как свидетели. Другие фигуранты – владельцы “Оптимумспецдеталь” Андрей Рогоза и Виталий Жуков – признали свою вину в неуплате 26,6 млн гривен налогов и подписали сделку со следствием.

Гладковского-старшего задержали 17 октября в совсем другом производстве. Детективы Национального антикоррупционного бюро предъявили ему подозрение в незаконном лоббировании при закупке Министерством обороны грузовиков “Богдан-МАЗ”.

Еще одна претензия касалась того, что Гладковский не задекларировал картину “Лик войны”, на которой изображено лицо Владимира Путина, выложенное пулями с фронта. Это подозрение было снято в январе 2020 года в связи с отсутствием состава преступления.

Сейчас в отношении экс-замсекретаря СНБО действует мера пресечения в виде залога 10,6 млн гривен. Под стражей топ-чиновник находился пять дней. Внеся залог, Гладковский обязался сдать загранпаспорта и являться к следствию, а также еще пару месяцев, до 20 декабря, носил электронный браслет.

Еще один видный государственный деятель эпохи Порошенко депутат Ярослав Дубневич был также арестован осенью прошлого года. Экс-главе транспортного комитета Рады инкриминируют лоббирование закупок “Укрзализныци” у подконтрольных ему предприятий и, соответственно, нанесение государству ущерба на 93 млн гривен.

Он был арестован 7 ноября, но в тот же день вышел из-под стражи под залог 90 млн гривен. В отношении нардепа действуют обязательства сдать загранпаспорта и являться по первому требованию к следователям и судьям.

Сроки расследования дел Гладковского и Дубневича продлены до июня. Еще в конце февраля в интервью РБК-Украина руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий подчеркнул, что рассчитывает на окончание следствия в апреле.

“Думаю, что в марте-апреле нужно ставить точку в этих производствах. Там сроки следствия еще есть, но если дела с подозреваемыми расследуются более шести месяцев, то возникает логичный вопрос: а что же тогда делали ранее, если вы до сих пор не готовы”, – сказал он.

Бывший заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий Юрий Грымчак дольше всех из представителей предыдущей власти находился под стражей. Он был задержан в середине августа прошлого года и был в СИЗО до 30 января.

Грымчака задержали на взятке еще летом

Грымчаку инкриминируют попытку мошеннического завладения 1 млн долларов от киевского застройщика. Сейчас экс-чиновник находится под ночным домашним арестом и ждет завершения следствия.

Такая же мера пресечения действует в отношении экс-нардепа, бывшего главой комитета Рады по вопросам нацбезопасности и обороны, Сергея Пашинского. Новая власть припомнила ему старое дело о стрельбе около поселка Хлепча Киевской области 31 декабря 2016 года. Тогда в ходе конфликта народный избранник выстрелил из наградного пистолета в ногу местному жителю Вячеславу Химикусу.

В начале октября 2019 года Пашинскому предъявили подозрение в умышленном нанесении тяжких телесных повреждений и поместили под стражу. Экс-нардеп пробыл “в застенках” два месяца, пока 18 декабря Апелляционный суд не отпустил его под домашний арест. Срок расследования дела продлен до начала июня.

Объединяют эти уголовные производства не только громкие фамилии фигурантов, но и то, что все они находятся на свободе. Их дела все еще не переданы в суд, и, соответственно, приговоров в ближайшее время ожидать не приходится.

Поиск виновных

Отсутствие “громких посадок” дает козыри оппонентам действующей власти, критикующим популизм предвыборных обещаний Зеленского. В самой власти тем временем занимаются поиском виновных в сложившейся ситуации.

Так, перед увольнением с поста генпрокурора Руслан Рябошапка прямо обвинил Высший антикоррупционный суд в отсутствии быстрых результатов в борьбе с топ-коррупцией.

“Что мы можем, мы все делаем – собираем материалы и направляем в суд. Я не виноват, что Высший антикоррупционный суд до сих пор не вышел из состояния спячки или анабиоза. Я не виноват в том, что до сих пор нет ни одного нормального решения ВАКС по делам тех высших должностных лиц, дела которых уже находятся в этом суде”, – заявил он народным депутатам в ответ на критику своих действий на должности генпрокурора.

В самом суде возмутились такой постановке вопроса. Председатель ВАКС Елена Танасевич заявила, что судьи уже обработали тысячи ходатайств и в оперативном режиме рассматривают почти две сотни уголовных дел. По ее словам, правосудие – это длительный и кропотливый процесс, а качество работы суда не должно зависеть от чьих-то ожиданий.

“Украинское общество, государственные деятели и международное сообщество ждут именно приговоров, но эти надежды не должны повлиять на качество нашей работы. Решения ВАКС должны быть законными, принятыми по результатам всестороннего и беспристрастного судебного разбирательства”, – сказала Танасевич.

В свою очередь, назначенная генпрокурором вместо Рябошапки Ирина Венедиктова заявила, что поддерживает запрос президента на быстрый результат.

“У президента просто такой же, как и у всех, запрос на справедливость. И он не понимает, как так, что мы так долго уже у власти, а запрос на справедливость до сих пор не удовлетворен”, – сказала она в интервью УП.

По ее мнению, прокуратура должна в первую очередь ориентироваться на получение приговоров суда, а не на итоги досудебных расследований. “Поэтому я не знаю, когда придет моя “весна”, но я на нее очень работаю”, – заявила Венедиктова.

Глава правоохранительного комитета Верховной Рады Денис Монастырский (“Слуга народа”) в комментарии РБК-Украина заявил, что считает одной из причин отсутствия “громких посадок” процесс реформирования прокуратуры, который начался в конце прошлого года.

“Запуская изменение такого элемента уголовной юстиции как прокуратура, мы должны осознавать, что ее эффективность на этот период падает… Это объективно, ведь процесс реформирования переключает на другие приоритеты”, – уверен депутат.

По его мнению, вызывает вопросы и профессионализм сотрудников некоторых правоохранительных органов. Монастырский считает, что ГБР и НАБУ могли дать результат за отведенное время, ведь “нельзя сказать, что у них был дефицит возможностей”.

“Но, да, действительно, есть вопросы и к самому законодательству, в частности, касающемуся расследования преступлений “по горячим следам”, – сказал нардеп, отметив, что необходимо упростить согласование ходатайств следствия у прокуроров и суда.

Он указывает и на проблему перегруженности правоохранителей уголовными производствами: “На каждого следователя в зависимости от города припадает от 100 до 300 производств, а в Киеве – значительно больше. Конечно, при таком раскладе выдавать серьезные результаты, очень сложно”, – уверен Монастырский.

Адвокат Артем Труш-Крикун, который раньше работал в военной прокуратуре и НАБУ, недоволен организацией работы следственных органов в Украине.

“Органам следствия, к сожалению, не присущи такие вещи как стратегия, долгосрочные конкретные цели и устоявшаяся системная работа… Это как снимать кино без режиссерского сценария: привлечь всех на съемочную площадку, а там как-то пойдет”, – говорит эксперт.

Кроме того, на “скромный” результат работы правоохранителей, по его мнению, существенно влияют законодательные ограничения и неудовлетворительные технические возможности силовиков, а также отсутствие системности в работе всех госорганов.

“Все государственные институты должны действовать слаженно сверху вниз. Не может быть так, чтобы одни были отчаянными “Дон Кихотами”, а другие просто “не хотели быть козлами”. Для этого, в первую очередь, надо отвязать институты от персоналий: хороших, плохих – не важно”, – считает он.

Украинские политики успешно эксплуатируют запрос общества на справедливость уже не первый год, но активнее всего – в предвыборный сезон. Демонстративная безнаказанность топ-коррупционеров только распаляет народное желание “наказать быстро и строго”.

Другое дело, что уголовно-процессуальное законодательство зачастую требует от органов правопорядка не быстрой и эффектной расправы, а долгого и скрупулезного сбора улик, соблюдения процедур и прав всех участников судебного процесса.

Без изменений законодательства, наполнения судов и повышения профессионализма силовиков – громкие заявления политиков о “сезонных посадках” еще долгое время будут оставаться только лозунгами, а не реальными шагами на пути преодоления коррупции в Украине.

Автор материала: Олег Черныш

Источник: Rbc.ua

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...