Призрак бродит по Европе, призрак COVID-19

Одной из загадок нынешней пандемии является то, что среди наиболее пострадавших стран оказались процветающие Италия и Испания. Возможно, это потому, что в других государствах статистика неверна или просто недостаточно тестов, или власти дают неправдивую информацию. Однако в любом случае ясно, что Европа оказалась не готова к эпидемии и прежде всего — морально.

Почти два с половиной месяца — с 1 января и до 11 марта, когда ВОЗ официально объявил пандемию, у всех, кто понимал, о чем идет речь, было время распознать опасность и подготовится к ней. Увы, этого не произошло. И уже в конце марта Италия, Испания, Франция, Германия, Австрия, Великобритания, собственно все страны ЕС оказались в ситуации, немыслимой для нашего понимания. Отсутствие со стороны Брюсселя оперативной реакции на вызовы, с которыми столкнулась Европа, позволили многим в самой Европе усомниться в способности Европейского Союза действовать сообща и в общих интересах, как единое политико-экономическое пространство. Границы оказались закрыты, транспортное сообщение практически прекращено, объявлены жесткие карантинные меры, буквально до недавнего времени существовал запрет на экспорт медицинского оборудования и защитных средств, даже если они имелись в наличии. Каждый оказался сам за себя.

Справедливости ради следует признать, что не только Европа оказалась неготовой к пандемии, практически никто в мире еще даже в феврале не мог предвидеть, что коронавирус и паника, связанная с его распространением, охватит почти 200 государств, а среди наиболее пострадавших окажется не только Китай, где и было зарегистрировано заболевание, но и США, и практически вся Европа.

В чем же причина происходящего? Объяснения, что в Италии высокий средний возраст населения, все целуются при встрече и живут большими семьями — не проходит. В Японии еще больший средний возраст, а в Турции целуются не меньше, и семьи немаленькие, а масштабы трагедии значительно меньше. Климат тоже не объяснение, он совсем разный в Испании, США и Британии. В Испании в распространении первой волны вируса винят футбольный матч, в Южной Корее — христианскую религиозную секту, в Иране вспышка эпидемии началась в священном для шиитов городе Кум, в Израиле наибольшее количество пострадавших — ортодоксальные евреи. Безусловно, факторы массовых собраний и отсутствия традиций гигиены внесли свой вклад в распространение COVID-19. Но это, скорее, технические подробности. И хотя вирус распространился повсюду в мире, государства — лидеры по числу инфицированных видны невооруженным глазом, какую статистику не возьми.

Можно предположить, что вирус поразил прежде всего те страны, которые наибольшим образом интегрированы в мировые процессы, причем не только в наши дни, но и в историческом контексте. Пандемия — такой же продукт глобализации, как Apple из Китая, Ford из Турции или Huyndai из Чехии. Китай и США — лидеры мировой экономики, их сверхинтенсивные контакты со всем миром определяются глобальным присутствием на всех континентах, буквально повсюду. Италия, Испания, Франция и Великобритания — известны историей своих завоеваний и значительная часть их населения — выходцы из бывших колоний, среди которых много далеко не самых благополучных стран, так или иначе поддерживающих с ними связь. Это и транспортное сообщение, и потоки людей. Конечно, как государства “большой семерки” они глубоко интегрированы в мировую экономику, активно сотрудничают и с Китаем, но это лишь один из факторов.

Италия среди них, кстати, занимает особое место. Мало того, что сама Италия имеет более 200 диппредставительств за границей, добавьте сюда всемирные связи Ватикана, орденов госпитальеров, иезуитов и так далее. Ломбардия, пострадавшая больше всех, — это ВВП в 400 млрд долл, одна из трех самых развитых провинций Европы. Это промышленное сердце Италии, а Милан — одна из мировых столиц моды. Разумеется, и Франция, и Италия, и Испания — это и туризм, но их глобальные интересы ничуть не менее важны. Вполне вероятно, что вирус в эти страны мог попасть не только из Китая, но и из третьих стран, причем уже в модифицированном виде (наукой установлено, что в каждом из очагов вирус мутировал, их уже около восьми), и поэтому отличался особо агрессивным поведением.

Ну а дальше каждая страна справляется так, как у нее организованы государственные службы и медицина. Способности правительств реагировать на подобные угрозы зависят от того, насколько уверенно они себя чувствуют и могут опираться на реальную поддержку и доверие народа. В Италии и Испании в прошлом и в начале нынешнего годов проходили разного уровня выборы, и там, и там не без серьезных внутриполитических проблем для действующих правительств. Может быть, поэтому им было нелегко действовать решительно, по примеру Германии или Нидерландов? Весь мир облетели кадры из Интернета, как мэры итальянских городов лично пытались образумить недисциплинированных итальянцев поддерживать карантин, а испанцы никак не хотели прислушиваться к решениям центральной власти (которую избирали дважды на досрочных выборах в апреле и ноябре 2019 г) и отказаться от футбола.

Критика в адрес Европейской Комиссии за отсутствие системных шагов и дефицит лидерства в борьбе с пандемией в Европе, зазвучавшая как только стало известно, что Китай, Куба и Россия оказали Италии “помощь”, является лишь частично справедливой. Винить фрау фон дер Ляйен и ее коллег в отсутствии понимания ситуации было бы несправедливо. Приступив к работе 1 декабря 2019 года, новая Еврокомиссия сразу же оказалась под давлением старой и наболевшей проблемы беженцев, резко усугубившейся после того, как Турция открыла им путь к границам ЕС. В декабре значительные усилия также были потрачены на заключение контракта на транзит газа через Украину, ну а первые достоверные данные из КНР о коронавирусе стали поступать лишь к концу января. В условиях чрезвычайных обстоятельств государства — члены Евросоюза имели право действовать так, как им казалось разумным, а перед тем, как реагировать сообща, следовало оценить степень угрозы. На это потребовалось время.

Однако невозможно и отрицать, что в условиях пандемии автократии (в Европе и Азии) оказались более эффективными, чем демократии, хотя не факт, что эта тенденция сохранится в долгосрочной перспективе. Китай чудовищными по масштабам административными методами остановил эпидемию, а что происходит в России, достоверно не знает никто.

Но Россия, слегка отодвинув Китай в сторону, не упустила шанс воспользоваться ситуацией. Москва развернула кампанию дезинформации, целью которой стало единство ЕС. С начала года специальное подразделение внешнеполитической службы ЕС зафиксировало более 110 случаев распространения ложной информации в СМИ и социальных сетях поддельными физлицами и аккаунтами с российскими корнями на испанском, английском, итальянском, французском и немецком языках. Основной месседж о том, что коронавирус якобы имеет искусственное происхождение и превращен Западом в бактериологическое оружие для нанесения ущерба Китаю, зазвучал по всему миру. Особенно сильно пропаганда продвинулась в Испании и Италии, где свободно вещают “Спутник” и “Раша тудей”. Это уже потом, как бы демонстрируя добрую волю, Москва прислала бесполезные военные автомобили для обеззараживания территорий и военных специалистов по бактериологическому оружию. Ломбардия и прилегающие области — это политическая территория пророссийской “Лиги Севера” и ее лидера Маттео Сальвини, и широко разрекламированная помощь со стороны Москвы — просто политический жест. Это — часть кампании по снятию санкций, развернутой РФ в Европе (в Германии и Италии, прежде всего). Даже в США Путин отправил “гуманитарную помощь”, о чем без тени смущения на днях сообщил Дональд Трамп.

На самом деле ЕС (и в первую очередь Германия) уже прикладывает реально масштабные усилия по оказанию помощи Франции, Италии и Испании, и в несоизмеримо больших масштабах, чем Китай и тем паче Россия. Были сняты ограничения на экспорт медицинского оборудования, приняты на лечение первые тяжелые больные из этих стран. Франция также передала Италии 1 млн масок и 200 тыс. защитных костюмов (столько же, сколько Китай), а маленькая Албания отправила в Италию 30 врачей.

Одновременно выяснился удивительный факт: в январе ЕС направил в Китай 70 тонн медицинского оборудования, когда Китай в нем остро нуждался, но по просьбе китайского правительства, сделал это не сообщая в СМИ. Два месяца спустя помощь Италии и другим странам ЕС со стороны КНР была широко освещена СМИ. О том, что часть европейских государств отказалась принимать помощь из КНР, известно меньше.

На самом деле Китай оказывает первоочередную помощь тем странам — Италии, Сербии, Чехии и Венгрии, — которые активно участвуют в проекте “Один пояс — один путь”, что объяснимо. Как объясним и интерес российских военных к Ломбардии — ведь всего в двух часах от Бергамо находится Венеция, где расположена крупная военная база США. И потом, легче сделать фоторепортаж о прибытии самолетов с масками или зелеными человечками, чем рассказать о пакете макроэкономической помощи в 750 млрд евро, выделенных Евросоюзом государствам-членам в рамках ЕС, создании специальных фондов по поддержке малых и средних предприятий, транспортных компаний и туризма. ЕК выделяет 140 млн евро на разработку и запуск производства вакцин и такую же сумму в помощь странам Восточного партнерства, в том числе Украине (первый пакет помощи — около 80 млн евро). Масштабная помощь со стороны ЕС предусмотрена и для Западных Балкан. Немаловажно, что со стороны ЕС прозвучали заверения и в неизменности политической поддержки Украины.

Сложно отрицать, что действия и пропаганда Москвы поспособствовали более оперативным решениям Брюсселя. Раскол Европы — давняя мечта Кремля, и никакой коронавирус, пусть даже распространяющийся по самой РФ, не отменит этого приоритета. Абсурдность подобных планов очевидна, но остается константой внешней политики Москвы при любых обстоятельствах. В то же время следует признать, что отдельные успехи на этом поприще достигнуты. Правые политические силы и автократические режимы Европы сполна воспользовались ситуацией для укрепления своего политического влияния, опираясь на пропаганду Москвы в том числе. Объективные последствия пандемии — сокращение производства, рабочих мест, остановка масштабных военных учений, подготовка к которым была в самом разгаре — все это на руку Москве, продолжающей агрессию на Востоке Украины даже в столь сложные времена.

И все же слухи о кончине ЕС явно преувеличены. Несложно предугадать, что когда пандемия пойдет на спад, в Брюсселе состоится серьезный разговор по поводу тех уроков, которые COVID-19 преподнес всем. Вероятно, будут разработаны согласованные планы реагирования на подобные чрезвычайные ситуации, созданы стратегические запасы лекарств и защитных материалов. Безусловно, претерпит изменения система медицинской помощи. Ведь специалисты обещают вторую волну уже осенью, а иммунитет в карантинах не вырабатывается.

Источник: Zn.ua

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...