«Примирение» Путина и Лукашенко не скажется на ходе выборов в Беларуси.

После довольно затянувшегося конфликта белорусский президент Александр Лукашенко и его российский коллега Владимир Путин, похоже, все-таки нашли общий язык. Тем не менее, пока Кремль явно не настроен публично поддерживать главу Беларуси в ходе очень сложных для него выборов.

Уже скоро — 9 августа — Александру Лукашенко предстоят перевыборы на очередной (шестой по счету) президентский срок. Главная его проблема в этой избирательной кампании — экономика, которая обрушилась сперва из-за конфликта с Россией (прекратились поставки беспошлинной нефти), а после — из-за мирового кризиса, вызванного пандемией COVID-19.

Чтобы совсем не растерять народную поддержку и обеспечить традиционное предвыборное повышение зарплат и пенсий, глава Беларуси сейчас срочно пытается восстановить хорошие отношения с Кремлем. Тогда можно будет оперативно получить и очередной российский кредит, и дешевые углеводороды. Да и публичная поддержка со стороны Москвы накануне выборов вполне может помочь Александру Лукашенко переизбраться с меньшими проблемами.

Британские эксперты королевского института международных отношений «Чатем-хаус» в своем докладе для первых лиц утверждают, что говорить о скорой смене власти в Беларуси рано. Однако отмечают, что под Лукашенко впервые серьезно зашатался трон. Причины — прежде всего резкий спад реальной поддержки населения (3–6% по результатам закрытого независимого исследования), а также то, что впервые снизилась лояльность собственных политических элит.

Между Москвой и Минском

Все первое полугодие 2020-го стало затяжным периодом охлаждения отношений не только между официальными Минском и Москвой, но и лично между президентами двух стран — Александром Лукашенко и Владимиром Путиным. Причиной этому стали принципиальные разногласия двух лидеров: перед самым новым годом — в вопросе интеграции двух стран, а в начале января — по вопросам поставок в Беларусь беспошлинной российской нефти.

Но потом разногласия отошли на второй план. Актуальными стали конституционная реформа в РФ, пандемия COVID-19, а за ними — экономический кризис. По Беларуси он ударил особенно сильно: после того как РФ фактически перестала субсидировать белорусскую экономику низкими ценами на нефть, ситуация стала стремительно ухудшаться, промышленное производство и ВВП ушли в минус еще до начала пандемии.

Парадоксальным образом, несмотря на воинственную риторику о защите независимости от российских посягательств, Лукашенко не рвет связи с Кремлем, скорее наоборот. Он стал одним из немногих лидеров государств, прибывших 24 июня в Москву на военный парад. Правда, тогда двусторонние переговоры (на которые очень рассчитывала белорусская сторона) не состоялись.

Но уже несколько дней спустя, 30 июня, Владимир Путин и Александр Лукашенко приняли участие в церемонии открытия Ржевского мемориала советскому солдату в Тверской области России. Правда, непонятно, прошли ли между ними переговоры. Итоговых заявлений не последовало, официальной информации о переговорах не было. И только пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт по итогам поездки своего босса в Россию заявила: «Учитывая ситуацию, президенты в рабочем порядке обсудили все вопросы, которые нужно было затронуть».

Тем не менее, Лукашенко продолжает заигрывать с Путиным. Так, посол Беларуси в России Владимир Семашко заявил, что Минск и Москва осенью могут вернуться к обсуждению дорожных карт по углублению интеграции в рамках Союзного государства.

Пока все выглядит так, что в Кремле решили воздержаться от публичной поддержки Лукашенко, но не мешают делать это другим высокопоставленным чиновникам и просто знаковым фигурам. 3 июля глава «Сбербанка России» Герман Греф вместе с Лукашенко принял участие в торжественной церемонии открытия мультимедийного светомузыкального фонтана, который стал подарком Минску от «Сбербанка» на День Независимости республики. В этот же день они провели встречу, в ходе которой Лукашенко предложил «Сбербанку России» поучаствовать в финансировании «больших объемов нашей экономики».

«Мы хотим, как в советские времена, составить перечень инновационных объектов, которые мы должны ввести в новой пятилетке. И обязательно договориться по финансированию, чтобы они не превратились в долгострои», — сформулировал свое предложение Лукашенко. Также сейчас власти Беларуси продолжают переговоры со «Сбербанком России» по выделению кредита на 500 млн долл.

Стоит отметить, что всякий раз встреча Германа Грефа с белорусским руководством завершается важным решением: «Сбербанк», крупнейший кредитор госсектора Беларуси, рефинансирует долги крупных белорусских предприятий (которые принадлежат государству, как и 85% всей белорусской экономики).

Визит Германа Грефа можно считать первым положительным знаком для Минска на восточном направлении. Однако в скором времени Беларусь и лично Лукашенко могут вновь стать объектом пристального внимания со стороны Кремля. В конце прошлой недели на встрече в Минске с российским премьер-министром Мишустиным Лукашенко сказал: «Передайте Путину самые добрые пожелания от белорусского народа. Его здесь любят, уважают. Мы его ждем после встречи глав правительств на очной встрече уже в Минске в рамках ЕАЭС».

Здесь стоит вспомнить, что «углубленную интеграционную сделку», которую предложил Владимир Путин в конце 2018 года, Александр Лукашенко назвал попыткой поглощения и инкорпорации Беларуси со стороны России. Проблема в том, что путь решения всех краеугольных противоречий между Минском и Москвой содержится именно в 31-й дорожной карте по интеграции — той самой, которую белорусский президент категорически отказывается подписывать. А вот Москва от 31-й карты не отказывается.

Именно 31-я карта предполагает создание 12 наднациональных органов и регуляторов Союзного государства Беларуси и России, не говоря уже о различных механизмах углубления военно-политической интеграции. В их числе — единый эмиссионный центр, подразумевающий введение единой валюты, счетная палата и суд Союзного государства, единый таможенный орган, единый орган по учету собственности Союзного государства, единые налоговый и антимонопольный органы, а также единые регуляторы: в области транспорта, промышленности, сельского хозяйства, связи, плюс регулятор объединенных рынков газа, нефти и электроэнергии.

Как видит архитектуру Союзного государства Кремль, тоже не секрет. Владимир Путин сформулировал свое видение этого проекта еще в начале 2000-х, предложив Беларуси войти в состав РФ «шестью областями». Если внимательно присмотреться к последним рассуждениям Путина об условиях получения Минском российских энергоносителей по внутрироссийским ценам, ясно, что это видение не изменилось совсем: Беларусь может рассчитывать на энергоносители по внутрироссийским ценам только при условии создания Союзного государства. Но не в том формате, который был прописан в договоре 1999 года, а «на основе Конституции Российской Федерации», с центром принятия всех экономических и военно-политических решений в Москве, с вхождением Беларуси в состав России на правах федерального субъекта.

Проблема в том, что в 2024 году внутрироссийские цены на энергоносители сравняются с мировыми из-за налоговых и прочих маневров РФ. В результате сделки Лукашенко теряет все и не получает ничего, никаких гарантий. Никакая символическая должность в Госсовете (будь то в РФ или будущем Союзном государстве), состав которого определяет президент РФ, никогда не сможет сравниться с реальной властью суверена.

Есть еще один индикатор отношений между Москвой и Минском, куда более значимый, чем нынешнее общение Путина и Лукашенко. Белорусский президент планирует незадолго до дня голосования публично ввести в действие первую белорусскую АЭС. Она была построена российскими компаниями и на российские же деньги. Сейчас неофициальные источники в белорусской власти активно муссируют слухи о том, что Владимир Путин якобы обещал прибыть в Беларусь на открытие БелАЭС.

Для Лукашенко такой символический жест был бы крайне важен. Однако возможно и противоположное: россияне вообще притормозят запуск АЭС, чтобы не дать Лукашенко дополнительный козырь перед выборами. А уже потом, после выборов, когда все успокоится, российско-белорусские отношения выйдут на уровень новой нормализации, стороны вернутся к обсуждению наболевших вопросов, включая «дорожные карты интеграции», цены на энергоносители, условия кредита на строительство АЭС и т.д.

Но пока сохраняется неопределенность. Дата запуска БелАЭС, о которой делали громкие заявления в администрации Лукашенко, уже несколько раз переносилась. Судя по всему, в Кремле до сих пор и не определились: стоит поддержать Лукашенко на этих выборах или лучше предоставить его собственной судьбе.

Источник: Zn.ua

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...