Пандемия в год выборов. Почему Лукашенко не вводит в Беларуси карантин

Беларусь остается одной из немногих стран мира, отказавшихся от любых ограничительных мер в условиях распространения коронавируса. Президент страны Александр Лукашенко не просто наотрез отрицает необходимость карантина, но и всячески старается нивелировать значимость вирусной угрозы. От результатов подобной политики будет во многом зависеть характер президентской кампании 2020 года, в ходе которой Лукашенко планирует переизбраться на шестой срок.

Первый случай коронавируса в Беларуси был зафиксирован в конце февраля у студента Белорусского национального технического университета (БНТУ) из Ирана. В ВУЗе был поначалу введен карантин, однако его отменили уже через неделю. Александр Лукашенко с самого начала дал понять, что не видит необходимости в чрезвычайных мерах, и в вплоть до сегодняшнего дня он продолжает на этом настаивать.

“Запереть людей в квартирах, как некоторые и в правительстве мне предлагали, – это дело одних суток. Завтра введем военных, омоновцев мобилизуем – в течение суток никого не будет на улице, я вам это гарантирую. Вы считаете, что это метод борьбы? Я считаю, нет”, – заявил он на совещании 7 апреля.

Белорусский авторитарный режим, для которого всегда считалось обычным делом реагировать на любые проблемы путем запретов и силовых действий, вдруг стал демонстрировать небывалую мягкость. Вместо жестких ограничительных мер по образцу большинства европейских стран, власти устами представителей Министерства здравоохранения ограничились призывами к соблюдению мер социального дистанцирования. Но даже эти минимальные требования Лукашенко демонстративно игнорирует: он встречается с коллективами предприятий, проводит большие совещания, играет в хоккей. При этом ни сам глава государства, ни люди вокруг него ни разу не появились на публике в медицинских масках или перчатках.

Посещая 27 марта завод “Белгипс”, Лукашенко заявил, что не отказался ни от рукопожатий, ни от объятий, да и вообще никак не изменил свой образ жизни из-за коронавируса. “Я не делал анализ на коронавирус. Может, тоже переболел”, – добавил он.

Александр Лукашенко во время посещения предприятия БЕЛГИПС, 27 марта 2020 года

В своих публичных выступлениях Лукашенко старается всячески преуменьшать значимость угрозы коронавируса. “Здесь нет никаких вирусов! – говорил Лукашенко журналистке государственного телеканала после своего очередного хоккейного матча, – Вот ты же не заметила, что они летают? И я тоже не вижу!”. За последний месяц Лукашенко предложил целый пеерчень средств, которые, по его убеждению, могут помочь в борьбе с коронавирусам: хоккей, трактор, водка, сауна, сливочное масло и т.д.

Когда в Беларуси от коронавируса начали умирать люди, то глава государства стал цинично возлагать ответственность на самих погибших. “Мы ж просили. Ему завтра будет 80 лет, чего ты ходишь по этой улице и тем более работаешь?”, – комментировал Лукашенко смерть актера витебского драматического театра Виктора Дашкевича. Наконец, саму пандемию Лукашенко объяснял чуть ли не всемирным заговором. “Когда закончится этот коронавирус, и не вирус, а психоз, я вам много чего интересного расскажу”, – обещал он.

Крах просвещенной диктатуры

В последние шести лет Александр Лукашенко всячески старался создать себе на Западе образ просвещенного диктатора. Да, в стране нет свободных выборов и нарушаются права человека. Зато Беларусь не участвует в военных авантюрах Кремля, преследование инакомыслящих внутри страны стало менее жестким, был введен 30-дневных безвиз и принято прогрессивное законодательство для IT-сферы.

На фоне путинского режима белорусский авторитаризм действительно стал выглядеть гораздо более респектабельно. Однако нынешнее странное поведение Лукашенко фактически перечеркивает всю шестилетнюю работу по созданию для Беларуси имиджа разумной и эффективной диктатуры.

“Мы не можем доверять информации, которую получаем официально из Беларуси, поскольку я считаю, что белорусский руководитель оценивает ситуацию с определенной бравадой”, – заявил 1 апреля президент Литвы Гитанас Науседа. По словам политика, ситуация с коронавирусам в Беларуси значительно хуже, чем сообщают власти страны. В итоге спустя несколько дней Литва окончательно прервала авиасообщение с Беларусью (регулярные рейсы Минск-Вильнюс самолёты “Белавиа” продолжали выполнять весь март).

В действительности нет никаких доказательств того, что власти Беларуси намеренно занижают цифры заболевших коронавирусом. Однако манипулятивная избирательность госорганов при предоставлении информации вкупе с насмешками Лукашенко над пандемией делают своё дело: уровень доверия к властям и внутри страны, и за ее пределами крайне низкий. В информационном пространстве все чаще возникают параллели с 1986 годом и попытками руководства СССР скрыть последствия Чернобыльской катастрофы. И об этом уже публично высказался писатель Виктор Мартинович.

“Жрать что будем?”

Почему Лукашенко категорически против карантина? Если отбросить шелуху из шуток и теорий заговора, то в его публичных высказываниях можно найти вполне четкое объяснение такой политики. “Карантин, комендантский час и прочее… Слушайте, это проще всего. Это мы сделаем в течение суток. Но жрать что будем?”, – обратился Лукашенко к правительству на совещании 7 апреля.

Иными словами, в стране просто нет денег на жесткий карантин. Пандемия в этом смысле неудачно наложилась на нефтяную войну с Россией, в которой Беларусь понесла серьезные потери. В итоге только за март золотовалютные резервы страны сократились на миллиард долларов, а всего с начала года – на $ 1,6 млрд (почти на 17%). Белорусский рубль девальвировал по отношению к доллару почти на 20%. ВВП в январе-феврале снизился на 0,6 %. Плюс к этому – даже без всякого карантина – коронавирус нанес мощный удар по белорусскому бизнесу: в некоторых отраслях выручка сократилась на 50-90%. Всемирный банк прогнозирует, что в результате пандемии ВВП Беларуси в 2020 году упадет на 4%, резко вырастет инфляция и дефицит платежного баланса.

Десерт макарон под названием «Таблетка от коронавируса» на прилавке в кондитерской Минска

В этих условиях Лукашенко всерьез опасается, что введение карантина приведет к коллапсу экономики и мощному социальному взрыву. Причем произойти это может в самый неудобный для него момент: не позднее августа 2020 года в Беларуси должны состояться президентские выборы.

Выборы – это как раз тот момент, когда власть в Беларуси наименее устойчива, так как на повестку дня выходит вопрос ее легитимности. К тому же никуда не ушла угроза со стороны России: кризис ослабит экономику Беларуси и создаст условия для принуждения Лукашенко к тотальной интеграции. Поэтому белорусский лидер стремится минимизировать экономические потери от пандемии во чтобы то ни стало, даже ценой человеческих потерь.

С другой стороны, подобный прагматический расчет не объясняет, почему Лукашенко отказывается даже от самых минимальных ограничительных мер. Ведь власти до сих пор не вводят карантин в учебных заведениях, не закрывают театры и музеи, не останавливают спортивные соревнования и даже обещают провести традиционный парад на 9 мая. Однако тут уже работает логика авторитарного режима. Как и всякий бессменный лидер, Лукашенко склонен не замечать объективной реальности, если она противоречит его целям и задачам. Понимая, что тотальный карантин он позволить себе не может, Лукашенко стал убеждать общество (да и самого себя) в незначительности угрозы.

Александр Лукашенко приветствует игроков после хоккейного матча в Минске, Беларусь, 4 апреля 2020 года. Беларусь также не приостанавливала спортивные игры из-за возможной пандемии коронавируса COVID19.

То, что он недооценил серьезность угрозы, очевидно уже теперь. “Мы сейчас находимся на пике”, – оптимистично заявлял Лукашенко 31 марта, комментируя уровень заболеваемости COVID-19 в Беларуси. Однако до пика было еще далеко.

В апреле темпы роста количества инфицированных стали расти ежедневно. Только за последние три дня число заболевших увеличилось более чем вдвое, составив к 9 апреля 1486 человек. 16 из них умерли. Теперь Минздрав прогнозирует, что пик эпидемии в Беларуси придется на конец апреля – начало мая. И Лукашенко нужно как-то на эту динамику реагировать.

Власть теряет инициативу

Однако главная ошибка Лукашенко заключается в другом: он не просчитал реакцию общества на эпидемию. Несмотря на увещевания президента и госпропаганды, белорусы вполне серьезно отнеслись к угрозе коронавируса.

По данным исследовательской компании Satio, даже без введения административных мер, почти половина жителей Беларуси (48 %) изменили свой образ жизни: перестали посещать общественные мероприятия, рестораны, театры, торговые центры и т.д. Около 70% опрошенных выступают, как минимум, за полный запрет всех общественных мероприятий, более половины – за карантин в школах и перевод на “удаленку” всех возможных работников.

Белорусы де-факто ввели свой собственный карантин, осознанно перейдя в режим самоизоляции. Многие родители перестали водить своих детей в школу, а студенты – приходить на занятия в университетах. В итоге власть была вынуждена со скрипом идти на попятную. Сначала весенние каникулы в школах продлили, затем родителям позволили самим решать, отправлять ли детей в школу в период эпидемии. ВУЗам же рекомендовали перейти на дистанционные формы обучения.

Параллельно в стране поднялась беспрецедентная волна благотворительных инициатив: бизнес и просто неравнодушные граждане жертвуют деньги на то, чтобы обеспечить медиков всем необходимым для борьбы с коронавирусом. Сотни людей становятся волонтерами.

Высмеивая угрозу коронавируса, Лукашенко нарушил патерналистскую логику собственного режима, согласно которой именно он должен выглядеть главным борцом с пандемией. В итоге в глазах людей авторитарное государство впервые за долгое время выглядит слабым: в их понимании власть если не самоустранилась, то, по крайней мере, частично утратила контроль над ситуацией. Инициатива перешла в руки общества. А это худшее, что может случиться с диктатурой в условиях кризиса.

Сейчас Лукашенко вынужден адаптироваться к новым условиям, прибегая к традиционному для себя популизму. На совещании 7 апреля он пообещал отправить в отставку правительство, если все больницы и аптеки не будут обеспечены индивидуальными средствами защиты (сейчас масок не хватает даже для медиков).

“Если только к концу недели ответственные люди мне доложат, что чего-то не хватает в аптеках, магазинах или больницах, особенно для врачей”, – правительства не будет”, – заявил он. А ранее глава государства пообещал закрыть каждую частную компанию, которая позволит себя в условиях пандемии уволить сотрудников.

Однако разыграть классический сюжет “царь хороший, бояре плохие” на этот раз будет сложно. Ведь именно Лукашенко в течение последнего месяца всячески высмеивал угрозу коронавируса и отрицал необходимость ограничений. Поэтому он теперь должен либо де-факто признать свою ошибку (что крайне болезненно для любой власти), либо продолжать гнуть свою линию, рискуя подогреть тем самым общественное недовольство. От того, как решит эту дилемму Лукашенко, во многом будет зависеть характер и исход президентской кампании 2020 года.

Автор материала: Игорь Ильяш

Источник: Lb.ua

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...