Нефть за бесценок?

В минувший понедельник стоимость американской нефти марки WTI обрушилась на сотни процентов — до самой низкой за всю историю цен. По сообщению агентства Bloomberg, цена упала до -38,4 доллара за баррель.

Но то, что происходит на рынке, на самом деле не реальная цена нефти, а спекуляции производными ценными бумагами (деривативами). Ведь подешевел-то только ближайший фьючерс (договоренность о поставке). Он экспирируется во вторник, и его обвал обусловлен тем, что никто из спекулянтов не хочет заниматься поставками физической нефти. Спекулянты закрывают майские позиции и уходят на июньские или другие фьючерсы. Это — биржевая игра.

Экспирация — завершение обращения срочных контрактов (фьючерсов и опционов) на бирже, исполнение обязательств по срочным контрактам. При этом на рынке наблюдается ситуация контанго (то есть фьючерс, предполагающий поставку товара через определенное время, стоит дороже, чем цена текущего актива), сигнализирующая об избытке предложения в краткосрочной перспективе: контракты торгуются со значительным дисконтом к июньским фьючерсам. В то же время июньские фьючерсы WTI стоят около 15 долл./барр., а сентябрьские — более 25 долл. Цена на нефть марки Brent просела на пять долларов и торгуется в положительной зоне.

Итак, падение цены майских фьючерсов на WTI не означает, что физическую нефть на самом деле будут отдавать за доплату. Тем не менее обвал цен на майские фьючерсы показывает настроения инвесторов относительно ценовых перспектив нефти.

На сегодняшний день уровень падения спроса из-за распространения коронавируса и карантинных мероприятий заметно превосходит объемы снижения добычи нефти, согласованные участниками встречи ОПЕК+. Тем более что согласно коммюнике участников альянса квотирование нефти начнет действовать лишь с 1 мая. Поэтому в мае будет сохраняться значительный переизбыток нефти за счет апрельских поставок.

Что будет в случае с падением цен на WTI с компаниями, добывающими сланцевую нефть? Поскольку в основе данного биржевого феномена лежат финансовые спекуляции, то к сланцевой нефти это имеет небольшое отношение. Однако общее уменьшение потребления нефтепродуктов из-за пандемии коронавируса и низкий уровень цен на нефть оказывают негативное влияние на прибыльность нефтедобывающего бизнеса и могут привести ряд компаний к банкротству. Не следует исключать, что некоторые из них, воспользовавшись шумихой вокруг отрицательных цен, попробуют выбить для себя государственную помощь. Но связывать отрицательные цены с реальными поставками нефти все же не стоит.

Для Украины в этой ситуации важен вывод о том, что биржевые цены не отражают соотношение спроса и предложения реальной нефти. Число биржевых сделок, завершающихся поставками нефти, составляет единицы процентов от всех сделок. Все остальные сделки — с “бумажной” нефтью. Биржевая цена показывает в большей мере ожидания финансовых спекулянтов, а не реального сектора экономики. Поэтому рассчитывать, что мы сможем обеспечить внутренние потребности экономики за счет покупки нефти в период минимальных, в частности отрицательных, цен не следует. С другой стороны, конъюнктура цен на нефть и нефтепродукты наших основных поставщиков углеводородов создает благоприятные предпосылки для создания государственного запаса нефти и нефтепродуктов. Однако для этого надо решить ряд проблем, начиная с принятия Верховной Радой закона о минимальных запасах нефти и нефтепродуктов и заканчивая поиском средств для закупки и хранения таких запасов.

Часто приходится отвечать на вопрос: почему в Украине цены на АЗС не реагируют на такие биржевые изменения? Вот бы приехать на заправку, залить полный бак, а тебе еще и доплатили бы, исходя из перерасчета по цене минус 50 долларов за баррель нефти! В действительности на цену нефти приходится лишь доля затрат при продаже нефтепродуктов. Большая часть — это акцизный налог, НДС, логистика и накладные расходы АЗС.

В то же время при падающем спросе все более критичным становится вопрос оптимизации топливной инфраструктуры в масштабах страны.

Образно говоря, лишних АЗС. По оценкам Центра “Психея”, в Украине количество АЗС в пять раз превышает потребности рынка. Затраты на их содержание закладываются в цену топлива и ложатся на плечи конечного потребителя. Ситуацию, когда АЗС стоят на минимальном расстоянии друг от друга, а порой и с общим забором, трудно назвать нормальной.

С одной стороны, задача правительства Украины — обеспечить рынок качественным топливом, соответствующим требованиям технического регламента. С другой — цена должна учитывать реальную покупательную способность потребителя, а не только затраты АЗС. Являясь инфраструктурным товаром, дешевые нефтепродукты могут стать важнейшим условием подъема национальной экономики. И обязанность правительства — обеспечить такие условия.

Источник: Zn.ua

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...