Мытарства НПЗ ради слива “Роснефти”?

Николаевское НПЗ, оператором которого является скандальный самарский терминал ООО “Самаратранснефть-терминал” отойдет “Роснефти” благодаря усердию главы РЖД Олега Белозерова?

Как передает корреспондент The Moscow Post, скандальному ООО “Самаратранснефть-терминал” (СТНТ) не удалось решить вопрос своего банкротства через мировое соглашение. Арбитражный суд Самарской области признал недействительными решения собрания кредиторов СТНТ, аффилированных структуре РЖД Олега Белозерова – НПФ “Благосостояние”.

Это произошло потому, что часть независимых кредиторов выступила против, так как посчитала, что обозначенные в документе сроки выплаты долга в 37 млрд рублей за 11 лет – слишком затяжной срок. Теперь придется снова искать способы слить банкротный актив, но вот кто станет основным претендентом, учитывая стратегическую важность объекта? Все, похоже, сводится к тому, что это будет “Роснефть” Игоря Сечина.

Владельцем с 2010 года СТНТ был Роман Трушев, в портфеле которого значился 1% и еще 99% через “Петронефть”. Но в 2018 году он продает активы ООО “Спецресурс-сервис”, а его доля в “Петронефти” была распределена между ООО “Даматриа”, ООО “Рид” и “Спецресурс-сервисом”. Все эти юридические лица аффилированы “Абсолют Банку” (принадлежит НПФ “Благосостояние”).

Как рассказывал Роман Трушев в интервью “Коммерсанту”, перед продажей СТНТ, а именно в конце 2017 года весь терминальный комплекс, включая систему нефтепроводов до приемо-сдаточного пункта “Лопатино” (ПСП, примыкает к принадлежащей “Транснефти” линейной производственно-диспетчерской станции “Лопатино”), “Самаратранснефть-терминал” продала Городской инновационно-лизинговой компании, которую контролировал НПФ “Благосостояние”.

Структура РЖД с самого начала подбиралась к самарскому терминалу

То есть обвивать структуру “Самаратранснефть-терминал” негосударственный пенсионный фонд, блокпакетом которого владеет компания РЖД, начал давно.

Отметим, после приобретения блокирующего пакета фонда структурой ВЭБа по состоянию на 15 января 2020 года активы НПФ распределились следующим образом: Газпромбанку принадлежит 34,65% фонда, РЖД — 17,5%, “ВЭБ-лизингу”, лизинговой “дочке” ВЭБа – также 17,5%, Российскому профессиональному союзу железнодорожников и транспортных строителей — 0,29%, “Торговому дому РЖД” — 0,05%, писал “Прайм”.

По сути, Фонд РЖД и начал банкротить компанию. В 2018 году иск о несостоятельности СТНТ подает его структура “Абсолют -Банк”. В иске значилась задолженность в 335 млн рублей. Ход требованию был дан в феврале 2020 года, и на предприятии стартовала процедура наблюдения — предварительный этап банкротства.

Основными кредиторами должника стали аффилированные с НПФ “Благосостояние” структуры: АО “Управляющая компания “Трансфингруп” в интересах двух своих закрытых паевых инвестиционных фондов (около 19 млрд руб.), ООО “Легал кэпитал инвестор сервисез” (около 10 млрд руб.), ПАО “Трансфин М” (1,5 млрд руб.) и т.д.

При этом ряд остальных кредиторов — “МЕТ Восток” (236 млн руб.), ООО “Ойл групп” (350 млн руб.) и ООО “Волга терминал транзит” (271 млн руб.) и т.д.— выступали против включения в реестр кредиторов СТНТ близких “Благосостоянию” организаций, утверждая, что они и так контролируют должника.

Официально НПФ “Благосостояние” всячески отрицало отношение к СТНТ, писал “Коммерсант”.

Откуда долг?

СТНТ начал строить Николаевское НПЗ за счет банковских кредитов и облигационных займов. Но кто их давал?

С 2011 было привлечено пять долгосрочных банковских кредитов на общую сумму 10,44 млрд руб. (непогашенными сейчас остаются около 6,4 млрд руб.). 3,1 млрд из них выдал Московский кредитный банк, остальное – Абсолют банк. В 2018 году все права требований по этим кредитам по договору цессии были переданы АО УК “Транссфингрупп”, как и Абсолют банк – подконтрольному “Благосостоянию”.

По сути, долг СТНТ стал формироваться при строительстве Николаевское НПЗ

По кредитам были заложены весь производственный комплекс НПЗ и ценные бумаги. Также СТНТ активно привлекал финансирование через размещение облигационных займов – семь выпусков принесли ему без малого 19 млрд рублей. При этом, по данным источников, основным покупателем облигаций мог быть тот же Абсолют банк, писало издание “Волга News”.

Летом СТНТ допустил технический дефолт сразу по нескольким облигационным займам. А кто потом побежал банкротить предприятие? Ответ мы дали выше.

Слетела “Дружба”

СТНТ получил широкую известность после международного скандала, связанного с загрязнением трубопровода “Дружба”. Тогда по версии следствия, в 2018-2019 годов участники преступного сообщества похитили нефть не менее чем на 1 млн руб., а позже, чтобы скрыть хищение, поставили в узел слива нефти у села Николаевка загрязненный хлорорганикой продукт. Фигурирующий в деле узел слива находится рядом с Николаевским НПЗ.

Скандал с нефтепроводом “Дружба” показал хамский диалог “Транснефти” и “Роснефти”

А надо сказать, что система нефтепровода “Дружба” обеспечивает поставки нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы и транзит нефти в Европу через Белоруссию по двум направлениям – через Польшу и Украину. 19 апреля 2019 года белорусская сторона заявила о резком ухудшении качества российской нефти, поступающей транзитом в участок магистрального нефтепровода. Далее последовали отчитывания у Путина, ведь Белоруссия полностью остановила тогда прием нефти.

К слову, не так давно фигуранту уголовного дела – бывшему гендиректору компании “Самаратранснефть-терминал” Роману Ружечко – Литва предоставила политическое убежище, писал ТАСС.

Эта история вылилась и в перепалку между структурами “Транснефти” Николая Токарева и “Роснефти” Игоря Сечина. Первая пообещала выплатить компенсации всем пострадавшим от грязной нефти, если они подтвердят потери, и установила предельный размер компенсаций. А с “Роснефтью” (почти 80% от общей прокачки) “Транснефть” обменялась эмоциональными репликами.

В сентябре глава совета директоров “Роснефти” Герхард Шредер предложил организовать независимую экспертизу качества российской нефти. На это компания Токарева обвинила “Роснефть” в том, что ее собственная нефть содержит повышенные объемы хлорорганики.

“Роснефть” потребовала извинений. Затем глава “Транснефти” лично обвинил Михаила Леонтьева в том, что тот постоянно всех посылает в “непотребное место”, писал Forbes.

Нелестно отзывалась “Транснефть” и о “Самаратранснефть-терминале”. Из-за чего компания даже хотела подать в суд за обвинения в ее адрес. Об этом писал “Интерфакс”.

Терминал на выданье

Но вернемся к истории с маленьким НПЗ в селе Николаевское и его оператором “Самаратранснефть-терминал”. Стратегическая важность объекта ясна. Но что будет делать с ними структурам РЖД, там грамотно обвившиеся вокруг предприятия и заключившие его в свои тиски. Куда и как слить проблемный актив, чтобы поправить его состояние?

Надо сказать, о продаже думали еще год назад. “Коммерсант” писал о намерении Абсолют Банка передать нефтеперерабатывающий завод новому инвестору – ПАО “Газпромнефть”. Но последний, так и не заявил особого желания. Также юристы издания замечали, что единственным очевидным способом передать имущество “Газпромнефти” являлось заключение мирового соглашения. Но выходит, теперь этот путь обрезан.

Также довольно странно будет со стороны РЖД отдать НПЗ “Транснефти” в свете выше описанного. Выходит, последняя подходящая структура “Самарнефтегаз”, подконтрольная “Роснефть”. Быть может, для этого глава госкомпании раздувал скандал вокруг ситуации с “Дружбой”? Похоже, Игорь Сечин с Олегом Белозеровым смогут “договориться”.

Источник: Moscow-post.su

Share

You may also like...