Как Зеленский кладет Украину под Ахметова

Энергетическая политика государства подчинена интересам монополии ДТЭК даже больше, чем при Януковиче.

Подчинение государственной политики интересам Рината Ахметова стремительно набирает обороты, пишет издание “Тиждень”. Наибольший олигарх страны попеременно использует методы кнута и пряника и постепенно превращает бывшего комика в сравнительно легко управляемый инструмент увеличения своих доходов. Пусть и ценой ущерба для экономики страны и миллионов ее граждан.

С одной стороны, второе правительство Владимира Зеленского, которое возглавляет бывший топ-менеджер энергетической монополии олигарха, принимает лоббистские решения, дающие Ринату Ахметову возможность получать сверхприбыли от продажи угля. А народные депутаты от правящей партии «Слуга народа» выступают за возвращение формулы «Роттердам+» в определении цен на этот вид топлива.

С другой стороны – Ахметов не остается в долгу и в ответ не только обеспечивает все большую лояльность своих медиаресурсов для Зеленского, но и щедро финансирует бизнес-структуры самого президента. В частности, недавно стало известно, что студия «Квартал 95» получила ряд заказов от ахметовского телеканала «Украина». Студия работает сразу над четырьмя сериалами для канала, премьеры которых запланированы уже на 2020 год. Чем не способ расплатиться за поддержку монополии в энергетике?

Весна олигарха

Стремительное усиление влияния олигарха на Зеленского началось после того, как Андрей Ермак возглавил Офис президента, а Денис Шмыгаль, бывший топ-менеджер ДТЭК, соответственно – правительство. А назначение в середине апреля на должность и.о. министра энергетики Ольги Буславец окончательно сцементировало позиции олигарха в энергетической сфере. Тогда это произошло под беспрецедентным давлением ДТЭК: компания ради этого остановила все свои шахты и устами гендиректора Максима Тимченко фактически выдвинула властям ультиматум.

Получение креатурами Ахметова контроля не только над правительством, но и над отраслевым министерством фактически мгновенно отразилось в нескрываемых преференциях для его энергетической монополии. Так, в мае 2020 года в Украине было произведено на 300 млн кВт•ч электроэнергии меньше, чем в апреле. В то же время на государственных АЭС, производящих дешевые киловатты в стране, генерация была уменьшена аж на 850 млн кВт•ч (с 6,32 до 5,47 млрд кВт•ч), но на угольных ТЭС и ТЭЦ она выросла на 640 млн кВт•ч (с 3,12 до 3,76 млрд кВт•ч).

Обновленный менее чем за две недели после назначения Ольги Буславец предварительный план производства электроэнергии на 2020 год предусматривал дальнейшее резкое снижение генерации на АЭС в июне до 5,02 млрд кВт•ч (против 5,74 млрд кВт•ч в июне прошлого года) при сохранении фактически на майском уровне генерации на ТЭС и ТЭЦ (3,52 млрд кВт•ч). Еще большее снижение производства электроэнергии на государственных АЭС – на 6,5 млрд кВт•ч по сравнению с аналогичным периодом прошлого года было запланировано во втором полугодии 2020 года (см. «Лоббизм в действии»). В то же время в целом уменьшение производства электроэнергии во второй половине года ожидают только на 3 млрд кВт•ч.

В конце концов, уже в конце мая мощность угольных ТЭС иногда даже превышала мощность АЭС. Это стало следствием того, что накануне НЭК «Укрэнерго» заставила Энергоатом уменьшить работу своих блоков до половины их номинальной мощности. Под ограничения попали блоки на всех без исключения станциях страны.

Выгоду от такого изменения государственной политики получили лишь структуры ДТЭК: либо непосредственно через свои тепловые электростанции, или, как стало понятно уже скоро – через принуждение государственной «Центрэнерго» к покупке угля на шахтах компании по завышенным ценам.

В частности, уже 12 июня и.о. министра энергетики Буславец обратилась к СНБО с просьбой ввести временный запрет на использование ТЭС природного газа и мазута как основного вида топлива. Причина – чтобы «у угольных компаний не отбирался рынок сбыта, а шахтеры выходили на работу и получали зарплату». По ее словам, при условии более низких цен на газ, чем на уголь государственная компания «Центрэнерго» для производства электричества сжигала газ вместо угля. «Центрэнерго» в мае использовала 0,3 млн тонн угля вместо закрепленных в балансе 0,5 млн тонн, а неиспользованные 0,2 млн тонн (что составляет, например, месячную добычу шахты «Добропольеуголь») были замещены 136 млн м3 газа. Предыдущим сроком действия запрет был предложен до конца 2020 года, но если на энергорынке и дальше будет профицит угля и электроэнергии, то такое ограничение продлится и дольше.

Однако уже 17 июня сам Кабмин Дениса Шмыгаля своим решением определил использования угля приоритетным в производстве электроэнергии на украинских ТЭС. Ольга Богуславец тогда заявила, что «распоряжение предусматривает приоритетное использование отечественного энергетического угля для производства электроэнергии на тепловых электростанциях … Ведь неприемлемо, что мы закупаем импортный газ, тогда как наши шахтеры сидят без работы из-за отсутствия рынка сбыта».

Тогда на ситуацию был вынужден публично отреагировать даже глава Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко, под управлением которого находится «Центрэнерго». Он обратил внимание, что попытки «решить многолетнюю проблему всех шахт за счет другого полуобанкротившегося государственного предприятия – это приговор предприятию. По словам Сенниченко, при использовании «Центрэнерго» газа себестоимость киловатт-часа составит 83 коп. А в случае использования только угля цена электроэнергии вырастет до 1,2 грн, что к концу года может привести к наращиванию дополнительного долга минимум на 2,2 млрд грн. Это, по мнению чиновника, «окончательно поставит крест на «Центрэнерго». Поэтому он предложил правительству уменьшить обязательства компании по закупке угля только у государственных шахт.

Страна или монополия

Однако для Ахметова и его креатур ключевой мотив – как раз интересы монополии, а не государственных шахт, генерирующей компании или конкурентоспособности экономики в целом. Именно поэтому добыча на государственных шахтах только ускоряет падение, пока основные преференции предоставляются ДТЭК.

Чтобы держать слабеющий Офис президента в тонусе, обеспечить поддержку своим людям в руководстве правительства и Минэнерго и “дожать” «Центрэнерго» таки начать закупки угля у олигархической монополии по завышенным ценам, в начале июля в Киеве высадили очередной десант подконтрольных Ахметову шахтеров. Даром, что полученные ДТЭК сверхприбыли на самом деле выводят за границу через офшорные прокладки для покупки элитной недвижимости в курортных регионах Европы, то есть они даже не доходят до шахтеров, о которых декларативно заботятся у Зеленского.

А сама ДТЭК, требуя преференциальных условий для собственного угля внутри страны, и дальше сотнями тысяч тонн завозит антрацитовый уголь из России с подконтрольных шахт в Ростовской области. В частности, уже в апреле, когда Ахметов шантажировал Зеленского остановкой добычи сначала на «Добропольеуголь», а затем и на «Павлоградуголь», на ТЭС Украины было завезено 208,5 тыс. тонн российского антрацита, из которых 93 тыс. тонн ушло на электростанции ДТЭК.

В мае – июне доля энергомонополии Ахметова в импорте российского топлива еще больше возросла: если в мае на нее пришлось 92,1 тыс. тонн из всех завезенных для нужд ТЭС 147,6 тыс. тонн российского антрацита (то есть около 62%), то в июне уже 86,7 тыс. тонн с 118,6 тыс. тонн (более 73%). Не случайно, что решение правительства Шмыгаля о введении с 1 апреля специальной пошлины в 65% на уголь, ввозимого из РФ, не распространялось на антрацит.

Однако крупнейшим потребителем российского угля была и остается Славянская ТЭС «Донбассэнерго». По тогдашним сообщениям СМИ, нынешняя и.о. министра энергетики лоббировала интересы этой ТЭС, когда еще когда работала в министерстве под руководством Игоря Насалика. В первом квартале 2020 из 629 тыс. тонн российского антрацита потребленного всеми украинскими ТЭС, 423 тыс. тонн сожгла Славянская ТЭС (67%), к тому же в марте вообще речь шла о 122 тыс. тонн из 137 тыс. тонн. В апреле – мае и сама ТЭС использовала 185 тыс. тонн из 355 тыс. тонн всего сожженного на ТЭС страны антрацита.

Хотя критической потребности в работе этой ТЭС, работающей только на российском топливе, как показала весна 2017 года (см. «Есть ли жизнь без антрацита»), никогда не было. Ее мощности вполне может компенсировать и Запорожская АЭС, и расположенные рядом ТЭС, работающие на газовом угле внутренней добычи. Но такие альтернативные мощности уже длительное время ограничиваются ради сжигания на Славянской ТЭС миллионов тонн импортируемого из РФ антрацита. Что нельзя объяснить ничем иным, кроме мощным лобби в соответствующих органах власти.

С начале июля 2020 года более 50% из 54 тыс. тонн всего потребленного в Украине российского угля снова сожгла Славянская ТЭС. Однако фокус внимания руководства правительства и Минэнерго направлен не на нее, а на дальнейшее укрепление монопольных позиций компании Ахметова в ущерб украинской энергетике и экономике в целом.

В то же время вследствие преференций энергомонополии олигарха, что привело к резкому завышению цен на внутреннем рынке страны, украинская электроэнергия закономерно полностью утратила конкурентоспособность на рынках всех соседних европейских стран, в которых ее недавно поставляли в значительных объемах (см. «Потеря конкурентоспособности»). Если в прошлом году в мае – июне ежемесячные объемы экспорта электроэнергии достигали 580 и 340 млн кВт•ч соответственно, то в мае – июне 2020-го уменьшились до 125-100 млн кВт•ч.

Неконкурентоспособность украинской энергетики привела к «ручному» закрытию в апреле доступа к украинскому рынку электроэнергии из соседних стран ЕС. Это дало монополисту возможность искусственно поддерживать значительно выше, чем в остальной стране, цены на электричество в пределах Бурштынского энергоострова (Закарпатская и большая часть Ивано-Франковской и Львовской областей). Но это еще больше ухудшило условия для работы всего украинского бизнеса, который потреблял ее; и нанесло удар по конкурентоспособности отечественных производителей на внутреннем и внешнем рынках.

Как следствие, создаются стимулы для роста импорта и уменьшения экспорта товаров, а значит, и снижения их производства в Украине. Стоимость электроэнергии играет не последнюю роль и при принятии бизнесом решения о размещении новых, не говоря уже о переносе имеющихся производственных мощностей.

Еще до введения рынка электроэнергии, в начале прошлого года Тиждень предостерегал, что его запуск без решения застарелых проблем украинской энергетики может создать новые вызовы вместо улучшения ситуации (см. «Новые правила для старых проблем», Неделя, № 8/2019). Ринат Ахметов и его ДТЭК контролирует 90% всей добычи энергетического угля в стране и производство львиной доли электроэнергии тепловыми электростанциями, а следовательно, делал и продолжает делать ставку лишь на возможность навязывать собственные условия потребителям. Это реализуется через шантаж государства и расстановку своих людей на ключевые позиции в органах власти. И при слабом президенте Зеленском монополист получил для этого новые беспрецедентные возможности, сравнимые только с временем правления регионалов.

Отказ от импорта антрацита с одновременным наращиванием внутренней добычи угля газовых марок и переоборудование под него всех ТЭС страны – оптимальный выход из проблемной ситуации, в которую попала энергетика Украины. Однако этот процесс невозможен без демонополизации угледобычи и тепловой генерации. Ведь сейчас на пути от добывающих предприятий до ТЭС топливо проходит через оффшорные «прокладки», которые в конечном итоге и концентрируют сверхприбыли. А сама монополия не заинтересована в наращивании объемов добычи и снижении цены.

Поэтому единственный путь к решению застарелых проблем украинской энергетики пролегает через принудительное разделение угледобывающих и генерирующих активов ДТЭК, по крайней мере, на три-четыре компании с действительно независимыми конечными владельцами, которые будут заинтересованы в наращивании добычи с целью вытеснения конкурентов. Так можно обеспечить реальную конкурентную биржевую торговлю углем в Украине. Это даст возможность формировать цену топлива без привязки к котировкам в Роттердаме или Южной Африке. И повлечет за собой снижение стоимости электроэнергии, вырабатываемой из нее на ТЭС.

Источник: Argumentua.com

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...