Громкие откаты сотрясают небо над ОСК

Доктора технических наук Александра Романова приговорили за хищения государственных средств.

Ученый работал над оборонными заказами с ведущими проектно-конструкторскими бюро страны, входящими в ОСК Алексея Рахманова. Неужели президент корпорации не знал, что делается в его вотчине? Чем же он так занят, если не видит, как миллионы рублей оседают не в компании, в чьих-то карманах.

Как стало известно корреспонденту The Moscow Post суд приговорил Александра Романова к 6 годам условно с испытательным сроком 4,5 года. Его вину на закрытом судебном заседании доказали по девяти эпизодам крупного мошенничества. Вряд ли дело Романова – исключение из правила. Элита государственного судостроения вполне может работать по откатным схемам в штатном режиме. И коррупционные скандалы, сотрясавшие ПКБ, доказывают это.

Дело в отношении Романова возбудили в 2013 году. Он с неизвестными лицами (может быть, с топ-менеджментом ПКБ) систематически расхищал госденьги, которые выделялись конструкторским бюро и научным центрам для проектирования кораблей и подводных лодок. Подозреваемый не раз пытался сбежать за границу, из-за чего дело стопорилось. По информации “Фонтанки” Романов скрывался в Литве, но летом 2018-го добровольно вернулся в Россию, заключив со следствием соглашение о сотрудничестве.

“15% – мне, остальное – заказчику”

Романов начал сотрудничать с крупнейшими конструкторскими бюро в начале 2000-х, когда учредил компанию “Судотехпроект” и “Морские инженерные системы и технологии”. Он получал техзадание и деньги, из которых 15% брал себе, а остальное возвращал заказчикам. Ученый признает такую схему нечестной, но вором себя не считает. Реальную стоимость выполняемой им работы он никогда не знал, да и не интересовался. Конечных проектов ему тоже не озвучивали.

За 10 лет через компании Романова прошло порядка 80 миллионов рублей. В деле фигурирует как минимум четыре организации: КБ “Рубин”, Северное ПКБ, Невское ПКБ и ФГУП Крыловский государственный научный центр. Первые три входят в объединенную судостроительную компанию. А последний Алексей Рахманов очень хочет прибрать к рукам. Этой зимой он предложил Минпромторгу расформировать Крыловский ГНЦ и передать его ключевые активы в ОСК, а остальные — объединить в ФГБУ, о чем писал “Коммерсант”.

Некоторые эксперты недоумевают, почему именно ОСК должна получить активы Крыловского центра, ведь она никогда не козыряла весомыми достижениями, а ее верфи выживают только благодаря бюджету.

Сам научный центр, правда, тоже не слишком эффективно использует выделяемые бюджетные средства. Так, в 2013 году городская прокуратура подозревала руководство предприятия в совершении убыточной сделки на 306 млн рублей. 

Начальники научного центра в сговоре с Международным промышленным банком провернули невыгодное для госпредприятия дело по покупке акций, значительно сократив его активы.

Виновных много – козел отпущения один

Несмотря на то, что потерпевшими в деле Романова признаны несколько госпредприятий, иск на 13,8 млн подало только Невское проектно-конструкторское бюро. По госконтракту ПКБ передало часть работ в “Судотехпроект” Романова. По версии следствия, доктору наук дали уже выполненную работу, а он создал видимость и попилил деньги с заказчиком.

Оскандалилось Невское проектно-конструкторское бюро и со своей знаменитой разработкой – авианосцем “Адмиралом Кузнецовым”: график ремонтных работ по нему сорван, хотя его ждут уже к середине следующего года. Рахманов наобещал с три короба: мол, мы и энергетическую систему крейсера обновим, и новые системы противовоздушной обороны и связи поставим, а еще котлы и насосы. Но воз и ныне там, а Рахманов в это время усиленно распиливает деньги ОСК.

Невское проектно-конструкторское бюро сначала использует Романова в откатной схеме, а затем подает на него же в суд

В отношении “Рубина” также полным ходом идет разбирательство. Им недоволен Минпромторг, выставивший бюро иск на два с лишним миллиона рублей.

Пока все клиенты дела Романова обезличены, точно известен лишь один – Юрий Федоров, работавший раньше в Северном проектно-конструкторском бюро. Он разрабатывал боевую информационно-управляющую систему для кораблей проекта “БИУС-17”. В 2017 году ему дали два года условно за то, что он заключил фиктивный контракт на 3 млн рублей с “Морскими инженерными системами и технологиями” Романова.

В уголовном деле был замешан и гендиректор Зеленодольского проектно-конструкторского (частично принадлежит ОСК) бюро Виталий Волков. В 2017 году его обвинили в злоупотреблении должностными полномочиями. Дело освещал “Коммерсант”.

По версии следствия, бюджетные средства, выделенные ЗПКБ на развитие тратились в меньших объемах, чем предполагалось изначально. Правда, впоследствии СК признал за Волковым право на реабилитацию, прекратив уголовное дело. Якобы, компания не получила ожидаемой прибыли. А может дело просто замяли?

А теперь еще в отношении “Пролетарского завода”, входящего в ОСК, подан банкротный иск. Предприятие задолжало деньги петербургскому АО “КСМ Северо-Запад”, которое обрабатывает металлические изделия. Причем не в первый раз: ранее истец требовал с завода 4,3 млн рублей. 

Но получить деньги с ОСК будет не так-то просто: 3 апреля правительство ввело полугодовой мораторий на введение банкротства для ряда предприятий, в число которых попал и “Пролетарский завод”. В последние годы он находится в непростом финансовом положении. Странно, ведь это один из ключевых поставщиков судового оборудования для кораблестроения.

Зато вчера стало известно, что Рахманов хочет купить верфь в Индии, у которой долг 1,6 млрд долларов. Об этом писало УтроNews. Зачем компании понадобилась убыточная верфь? Рахманов рассчитывает на госзаказы от Индии? Или он придумал грандиозную распродажу, пока его предприятия раздирают скандалы?

Источник: Moscow-post.su

Share

You may also like...