ФСБ против прокурора: увольнение за 500 тысяч и бессонница на 10 миллионов

Помощник прокурора Саратовской области Сергея Филипенко был вынужден уволиться после интервью очевидца получения им полумиллиона рублей от близкого к Виктору Вексельбергу топ-менеджера. Оставшийся без работы экс-сотрудник надзорных органов впал в депрессию и требует от журналистов возместить ему моральный вред, а от свидетеля передачи денег — сдать заказчика. О подробностях скандала в саратовской региональной прокуратуре и роли в этой истории центрального аппарата ФСБ

Интервью члена саратовского филиала «Опоры России» и помощницы депутата городской Думы Софьи Самолиной, которая она дала ПАСМИ в апреле, вызвало большой переполох в региональной прокуратуре. Женщина рассказала, как на ее глазах бывший зампред областного правительства, а ныне топ-менеджер подконтрольного Виктору Вексельбергу холдинга «Аэропорты Регионов» Юрий Моисеев передавал 500 тыс. рублей помощнику областного прокурора Ибрагиму Дзангиеву. Самолина предположила, что деньги могли предназначаться главе регионального надзора Сергею Филипенко, доверенным лицом которого был Дзангиев.

Судебный шантаж

На следующий день после публикации интервью о коррупции в Саратовской областной прокуратуре Софья Самолина рассказала ПАСМИ о давлении со стороны Юрия Моисеева и Ибрагима Дзангиева. «Неожиданно начались очень серьезные проблемы у семьи, у меня. Я боюсь, что это обернется так, как я даже не ожидала», — пояснила Самолина в телефонном разговоре, после чего перестала отвечать на звонки.

Они в курсе:

— прокурор Саратовской области Сергей Филипенко

— глава УФСБ по Саратовской области Олег Боломожнов

— и.о. руководителя СУ СКР по Саратовской области Олег Мезрин 

Выйти с ней на связь удалось лишь в июле. Поводом стала судебная претензия Дзангиева. Ответчиком по его иску о защите чести и достоинства выступает «Первое антикоррупционное СМИ», а Софья Самолина привлечена в качестве третьего лица.

Вслед за письмом Дзангиева с копией искового заявления, Самолина получила предложение отыграть ситуацию назад — на определенных условиях. Об этом Софья рассказала корреспонденту ПАСМИ, предоставив скан переписки с абонентом, который, по ее словам, является Ибрагимом Дзангиевым.

Из сообщения собеседника Самолиной следует, что он обвиняет ее отнюдь не во лжи и обнародовании недостоверных фактов, а в предательстве, а также просит назвать имя человека, в чьих интересах она обратилась к журналистам. В обмен на данные о заказчике предлагается отозвать иск. Сама Софья Самолина утверждала ранее и продолжает настаивать на том, что в редакцию она обратилась по собственной инициативе.

Как бы то ни было, но на сегодняшний день Дзангиев свой иск не отзывал. Дело поступило в Останкинский районный суд Москвы, которым руководит Сергей Богачев, и уже принято к рассмотрению судьей Анной Арзамасцевой.

Обиженный авторитет

В своем исковом заявлении Ибрагим Дзангиев называет информацию о передаче ему 500 тыс. рублей от Юрия Моисеева недостоверной и требует удалить ее, опубликовать опровержение, а также выплатить ему в качестве компенсации морального вреда опять же 500 тыс. рублей.

В качестве доводов он приводит результаты проверки, проведенной областной прокуратурой совместно с региональным УФСБ, которая не выявила его причастность к коррупционным схемам. Аналогичный ответ пришел в ПАСМИ из саратовского надзора, куда редакция направляла информационный запрос.

“Я имею большой опыт работы, авторитет среди коллег. У меня безупречная деловая репутация, государственные и муниципальные органы уважают мое личное мнение”, — обращает внимание суда Дзангиев в своем иске. Но при этом он пишет, что в настоящее время уже не является работником прокуратуры РФ, так как “был вынужден уволиться из органов по собственному желанию”.

Почему пришлось уволиться, если проверка не выявила никаких нарушений, Дзангиев не уточняет, но подробно описывает нанесенный ему нематериальный ущерб.

“Моральный вред выразился в причиненных мне физических и нравственных страданиях, необходимостью давать объяснения при проведении проверочных мероприятий, оправдываться перед руководством, знакомыми, другими людьми. В результате пострадала моя нервная система, появилась бессонница, возможно депрессивное состояние”, — отмечает теперь уже бывший старший помощник регионального прокурора, оценивая размер нанесенного ему морального вреда в 10 млн рублей.

По желанию ФСБ

Между тем, источник ПАСМИ в Саратовской области считает, что за увольнением Дзангиева может стоять управление «М» ФСБ, которое занимается противодействием коррупции в силовых ведомствах. Собеседник редакции полагает, что в центральном аппарате ведомства Александра Бортникова сочли необъективными итоги проверки, проведенной региональной прокуратурой совместно с сотрудниками УФСБ Саратовской области, которое возглавляет Олег Боломожнов.

Они должны быть в курсе:

— директор ФСБ Александр Бортников

— генпрокурор Игорь Краснов

— председатель СКР Александр Бастрыкин

— губернатор Саратовской области Валерий Радаев

Источник редакции отметил, что проверка областных силовиков завершилась в начале мая, рапорт об увольнении по собственному желанию Дзангиев написал 8 июня. Через два после этого — 10 июня — он подал иск о защите чести и достоинства.

В саратовской прокуратуре информацию об увольнении сотрудника журналисту ПАСМИ комментировать отказались. Кстати, по поступившим в редакцию данным, сейчас Дзангиев пытается устроиться в генеральную прокуратуру.

Источник: Pasmi.ru

Share

You may also like...