Сейсмологи из США и КР о том, стоит ли нам опасаться разрушительных землетрясений

В Кыргызстан на очередной полевой сезон приехал профессор геологических наук, доктор наук Рэй Уэлдон (США). Его исследовательская работа нацелена на изучение тектонических разломов, которые вызывают землетрясения, горообразование, генерируют осадочные горные породы и поверхности в межгорных бассейнах. В работе профессор также исследует изменения фауны и климата, изучает природу прошлых землетрясений для прогнозирования сейсмических угроз. Более 20 лет он с местными экспертами проводит исследования в Центральной Азии и организует летние геологические полевые занятия для молодых геологов.

Профессор Орегонского университета, доктор Рэй Уэлдон является научным экспертом по зонам тектонических разломов и вероятным землетрясениям, включая системы раннего оповещения о землетрясениях на западном побережье США.

Его картографический метод в области сейсмически опасных зон используется страховыми компаниями, а также для отслеживания цунами. Будучи избранным членом консультативной группы Wise Heads Орегонского университета, он также занимал должность начальника департамента геологических наук и был приглашен в качестве члена национальных исполнительных комитетов, включая Национальный консультативный комитет по геологическим картам США (USGS), рабочую группу по вероятности землетрясений в Калифорнии и департамент прогноза землетрясений, которые поддерживаются геологической службой США, центром землетрясений в Южной Калифорнии и геологической службой Калифорнии.

Kaktus.media поговорил с доктором Уэлдоном и директором Института сейсмологии НАН КР профессором Канатбеком Абдрахматовым о том, насколько важно изучать геологические процессы Тянь-Шаня, в чем уникальность этой горной системы и как отличается прогнозирование землетрясений от их предсказаний.

— Доктор Уэлдон, почему вы занимаетесь изучением именно Тань-Шаня?

Рэй Уэлдон: — Тянь-Шань — уникальная горная система. Она формировалась очень быстро в результате столкновений двух крупных литосферных плит: индийской и азиатской. Этот процесс продолжается до сих пор. Индийская плита надвигается на азиатскую. Они движутся со скоростью 38 мм в год. Из них 20 мм в год приходится на Тянь-Шань. Это очень большая скорость! Поэтому на Тянь-Шане происходят землетрясения. Можно сказать, что эти горы еще растут.

— Есть вероятность того, что в нашем регионе могут образоваться новые горы?

— Уже 20 лет мы вместе с профессором Абдрахматовым изучаем эти процессы и можем сказать, что горы растут в среднем на 2 мм в год.

Вероятность того, что в ближайшее время появятся какие-то новые горы, ничтожна мала. Но за Бишкеком есть низкие предгорья, они образовались миллион лет назад. Хотя сам Кыргызский хребет образовался 12 миллионов лет назад. Поэтому, может, через миллион лет и появятся новые горы, которые захватят, возможно, часть Бишкека. Но мы этого с вами уже не увидим.

— Какие ваши основные наблюдения по сейсмологии? Когда на территории Кыргызстана были самые разрушительные землетрясения?

— Для начала нужно сказать, что Канатбек возглавляет специальную сеть сотрудничества, которая мониторит ситуацию по землетрясениям не только в Кыргызстане, но и в регионе в целом.

Нужно помнить, что те плиты, которые заставляют наши горы расти, они же и вызывают землетрясения. Когда мы изучаем процесс роста гор, параллельно мы изучаем возможности прогнозирования землетрясений. Мы используем геологическую историю, чтобы прогнозировать землетрясения.

Канатбек Абдрахматов: — Мы должны уметь не предсказывать землетрясения, но прогнозировать их. Мы с Рэем занимаемся изучением древних землетрясений. Для этого проводится целый комплекс геологических работ, чтобы восстановить землетрясения, которые произошли, к примеру, пять тысяч лет назад.

— Какое практическое значение имеют эти работы? Что они дадут современному кыргызстанцу?

К. А.: — Недавно мы раскопали траншею недалеко от Бишкека — 20 км — и, изучая ее, узнали, что последнее разрушительное землетрясение здесь произошло 650 лет назад, перед этим было 4 600 лет назад, а перед этим оно было 10 тысяч лет назад. Это означает, что крупные землетрясения здесь происходили с периодичностью в 4,5 тысячи лет.

Если мы сделали правильные выводы, то это означает, что в ближайшие четыре тысячи лет крупное землетрясение нам не грозит. Мы сейчас набираем статистику: если наше предположение окажется верным, то это будет прорыв в прогнозировании землетрясений. Если же мы раскопаем еще одну траншею и там будут другие результаты, то гипотеза изменится.

Наша работа повлечет за собой изменение карты сейсмоактивности Бишкека, которую мы изменили последний раз в 2011 году.

— Что глобального в регионе и в мире происходит с земной корой? Где наиболее вероятны сильные землетрясения и как они могут повлиять на Кыргызстан?

Р. У. — Формирование Тянь-Шаня — процесс уникальный, так как сами горы находятся далеко от континентальных границ. Изучая этот процесс, мы можем применять его на практике в прогнозировании землетрясений и движения литосферных плит в других аналогичных местах. Есть всего несколько горных систем, которые имеют схожую систему формирования. Одна из них — Скалистые горы в Америке. Но они, скажем так, мертвые горы, и очень сложно их изучать. У нас был пятилетний проект в 90-х годах, чтобы изучать Тянь-Шань для понимания природы происхождения Скалистых гор.

К. А.: — Кыргызстан находится на стыке двух плит: стабильная казахская плита (или азиатская) и движущаяся индийская плита. Они движутся, на их стыке накапливается напряжение, которое разряжается в виде землетрясения, но все эти плиты находятся не в воздухе, они ограничены другими плитами. Землетрясения обычно происходят на границах двух плит, и те процессы, которые происходят на наших плитах, влияют на соседние — евразийскую, тихоокеанскую и другие.

Что происходит сейчас? Плиты двигаются, земля дышит. Ее дыхание мы можем увидеть два раза в день — земля поднимается и опускается на 42 см в день. Это проходит как волна по всему земному шару, и из-за того что это проходит на большом расстоянии, оно незаметно для людей.

— Какие прогнозы по сейсмической активности в Кыргызстане?

К. А.: — Если я сейчас скажу, что завтра или в любой другой день в Кыргызстане произойдет несколько землетрясений силой один балл, я не ошибусь. У нас ежедневно происходят небольшие землетрясения. И если я скажу, что через неделю произойдет крупное землетрясение в мире, я тоже не ошибусь.

Однако предсказать с точностью до дня и минуты землетрясения невозможно. Никто в мире не умеет это делать, и тот, кто однажды это сделает, получит Нобелевскую премию.

Что касается Кыргызстана, сейсмическая активность сейчас не больше и не меньше, чем в другое время. Крупных землетрясений не ожидается.

— Расскажите, что было уже сделано в рамках вашего сотрудничества с профессором Абдрахматовым и что еще вы планируете сделать?

Р. У. — Наше сотрудничество с Канатбеком началось еще 25 лет назад. Сначала у нас был пятилетний план по обучению американских и европейских студентов как правильно изучать геологические и тектонические процессы, которые происходят в горах Тянь-Шаня.

Для меня обучение студентов — один из самых важных проектов, и я бы хотел, чтобы и в дальнейшем у нас была совместная программа по обучению студентов. И для этого нужно обязательно использовать полевые работы.

Потому что именно работая в поле можно узнать более подробно о движениях плит, о влиянии тектонических разломов. Для нас очень важна колоборация кыргызских и американских студентов.

У нас очень большой лист запланированных проектов, нацеленных на эту коллоборацию. В перспективе, мы бы хотели изучить Ысык-Атинский разлом, который находится на границе с Бишкеком и его влияние на сейсмические процессы.

Источник: kaktus.media

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...