Россия в Судане: «Публичные казни … и другие зрелищные мероприятия»


Россия в Судане: «Публичные казни ... и другие зрелищные мероприятия»
Россия в Судане: «Публичные казни … и другие зрелищные мероприятия»

Почему внутрироссийские методички и «антикризисные планы» не спасли Омара аль-Башира.

«МБХ медиа» получило собранные и проанализированные Центром «Досье» данные, свидетельствующие о том, что контролируемые Евгением Пригожиным структуры на протяжении всего последнего года пытались спасти режим суданского диктатора Омара аль-Башира от краха.

Пытались, как известно, безуспешно: 11 апреля 2019 года тридцатилетнее правление Башира закончилось, он был арестован и помещен в одиночную камеру той тюрьмы, где сам когда-то держал политзаключенных

То есть месяцы «разработок», командировок, миллионы потраченных российских средств (которым можно было бы найти гораздо лучшее применение) — все впустую.

Документы, предоставленные Центром «Досье», показывают, насколько бездарно политтехнологи Евгения Пригожина пытаются вести «гибридные войны», совершенно не учитывая особенностей стран, в которые приходят со скроенными по внутрироссийским лекалам «концепциями», «проектами» и «методичками». Иногда «эффективные менеджеры» Пригожина, составляя суданские документы, даже забывали поменять слово «Россия» на «Судан».

В результате, изучая «суданский архив», мы можем увидеть, как устроены политтехнологические проекты не в Африке, а в нашей стране, какова глубина цинизма и презрения их авторов к основам демократии.

Пригожинцы советовали властям Судана «расширить юридическое понятие „призыв к свержению государственного строя РС“», «ужесточить наказание за организацию и участие в несанкционированных митингах и собраниях», ввести понятие «иностранный агент», блокировать в досудебном порядке независимые СМИ, засорять информационное пространство фейковыми «инсайдами», устраивать «ремонтные работы» в местах проведения протестных акций, занимать протестные площадки официозными мероприятиями, задерживать «основных координаторов и лидеров протеста за сутки до заявляемых акций с дальнейшим помещением в места ограничения свободы до полной стабилизации обстановки» и так далее.

Есть, правда, и отличия — пока в России открыто не предлагают проводить «публичные казни мародеров и другие зрелищные мероприятия, отвлекающие протестно настроенную аудиторию».

В Судане, а раньше на Мадагаскаре пригожинские проекты провалились. Но нет никакой гарантии того, что Кремль перестанет втягивать Россию в бессмысленные и бездарные «африканские игры».

Ключ к Африке

Судан — важная страна Восточной Африки и одна из важнейших на карте экспансионистских амбиций близкого к Кремлю бизнесмена Евгения Пригожина. Еще в ноябре 2017 года Омар аль-Башир, прибывший в Сочи, говорил Владимиру Путину, что Судан станет для России «ключом» к Африке. Тогда же Башир встретился с российским премьером Дмитрием Медведевым. По завершении встречи было подписано концессионное соглашение на золотодобычу между российской компанией «М Инвест», связанной с бизнес-империей Пригожина, и Министерством минеральных ресурсов Судана. Через несколько дней в СМИ появилась первая информация о российских наемниках, высадившихся в Судане.

Наемники тренировали суданских силовиков, через Судан шли караваны снабжения в другую важную для Пригожина страну — Центральноафриканскую республику. В столице Судана Хартуме с участием россиян проходили переговоры между правительством ЦАР и оппозицией.

Трудно переоценить роль Судана как логистического узла снабжения пригожинских структур в ЦАР. Только с августа по декабрь 2018 года самолеты Ту-154 223-го летного отряда, в рамках обслуживания компании «М Инвест» осуществили девять полетовпо маршруту Москва-Хартум (с посадкой в сирийской Латакии), один из этих рейсов после остановки в Хартуме полетел в столицу ЦАР Банги.

Тем временем Судан, возглавляемый бессменным президентом, неуклонно шел к крупномасштабному социально-экономическому и политическому кризису. На протяжении 2018 года политтехнологи, работающие в петербургском «бэк-офисе» (неформальном штабе, координирующем африканский проект Пригожина), и находящиеся в Хартуме менеджеры «М Инвеста» сочиняли масштабные «проекты» по преодолению этого кризиса, а также укреплению личной власти Омара аль-Башира.

Как африканскому вождю искали «стратагемы»

Центр «Досье» получил от своих источников и предоставил в распоряжение «МБХ медиа» документ под названием «Концепция кампании по стабилизации социально-политической обстановки в Республике Судан». По данным Центра «Досье», 36-страничный текст этой «концепции» был составлен в июле 2018 года Сергеем Сергеевичем Клюкиным — руководителем пригожинского оперативного штаба в Хартуме.

В качестве «миссии» в документе прописано «укрепление влияния РФ» в Судане, в качестве «цели» — победа Омара аль-Башира на президентских выборах 2020 года, в качестве «задач» — «укрепление авторитета власти» и «ликвидация угрозы „цветного“ мятежа».

«За последние 10 лет в РС (Республике Судан. — „МБХ медиа“) была сформирована организационная и информационная среда, которая при определенных факторах, таких как резкое падение уровня жизни, может способствовать осуществлению „цветного“ переворота», — сокрушается Клюкин.

Бороться с «цветной революцией» предлагается при помощи проекта «Медиатизация» — нужно повысить качество провластных СМИ и их «управляемость», а также ограничить влияние оппозиционной прессы. В качестве инструментов борьбы с оппозиционной прессой названы «запрет на распространение печатной продукции в университетах», «создание сложных условий для работы редакций… путем проверок, введения новых требований и т. д.»

Говорится даже о повышении цен на рулонную бумагу, чтобы затруднить издание оппозиционных газет.

Скачать (PDF, 580KB)

«Концепция кампании по стабилизации социально-политической обстановке в Республике Судан». Документ предоставлен Центром «Досье»

«Вертикаль» — «стратегический проект» в рамках концепции Клюкина. Фактически это краткое изложение истории создания путинской вертикали власти в России. Суданцам предлагали ввести несколько федеральных округов с полномочными представителями президента, учредить Госсовет, образовать общественные палаты «из представителей системных лидеров общественного мнения сначала на федеральном, потом на региональном уровне». Еще один пункт — формирование суданского «Следственного комитета», который «подчиняется лично президенту».

Проект движения «За Башира» господин Клюкин назвал «стратагемным». Особенной новизной эта «стратагема» также не отличается: «Создается надпартийное движение президентского большинства, в которое должны войти национальные, научные, культурные, политические элиты РС, представители многих общественных организаций».

В рамках реализации такого «стратагемного проекта» были предусмотрены переговоры с лидерами общественного мнения, запуск слухов о том, что движение — будущая партия власти, проведение форумов, интернет-мостов, арест коррупционеров, выявленных при содействии движения.

Другой «стратагемный» проект — «Башир — отец нации». Цель такая же, как и у предыдущего проекта, — отделить президента в глазах населения от возглавляемой им крайне непопулярной «Партии национального конгресса», создать образ надпартийного национального лидера.

«Выход на надпартийный уровень также дает возможность для рассеивания политической ответственности по разным властным инстанциям», — прямо говорится в тексте документа.

Однако ни стратегических, ни «стратагемных» целей на практике достигнуто не было.

Ручная оппозиция и образ врага

Предлагаемое решение проблем с политической оппозицией тоже словно списано из внутрироссийских методичек времен Владислава Суркова. «Задача — создать видимость реальной политической борьбы в системном поле, сместить акценты протеста с образа Башира, возможность направлять критику на другие ведомства и политические силы», — не менее откровенно сказано в документе.

По мнению автора «Концепции», в Судане было возможно «создание одной-двух крупных системных оппозиционных партий путем объединения нескольких малых партий». Лидерами, возглавляющими такие псевдооппозиционные партии, должны были стать люди, близкие к президенту, а их риторика должна была строиться на посыле «за Башира — против правящей Партии национального конгресса, против правительства». Такой ход якобы «позволит создать видимость политической борьбы на уровень ниже нового надпартийного положения Башира».

Уделено внимание и тактическому проекту «Образ врага». Планировалась «информационная кампания по внедрению в массовое сознание образа врага в лице США, Израиля и стран Евросоюза, пытающихся путем цветных мятежей создать хаос, войну, разрушить традиционный уклад жизни».

Вдохновение анонимных телеграм-каналов

Одной из серьезных проблем, стоявших и перед режимом Омара аль-Башира, и перед пригожинскими консультантами, была проблема президентских выборов, назначенных на 2020 год. Глава Судана решил выдвигаться на третий президентский срок — несмотря на явную непопулярность у населения и ранее звучавшие заверения в отказе баллотироваться. Желание Омара аль-Башира любой ценой продлить свое правление делало неизбежной смычку социального протеста и политического недовольства суданцев.

Пригожинские консультанты вряд ли пытались донести до суданских властей мысли об опасности курса на несменяемость власти. Они приступили к решению проблемы по-российски. Было составлено описание проекта «Преемник».

Предлагалось «через информационные вбросы» запустить слух, что в 2025 году (то есть в год очередных президентских выборов) планируется «глобальное обновление элиты» Судана, должны прийти «молодые управленцы, честные, незапятнанные», которые «продолжат курс на обновление страны».

Цель — «настроить и элиты, и общество на сохранение стабильности политической системы, сместить акценты протеста против выдвижения ОБ (Омара аль-Башира. — „МБХ медиа“) в 2020 г. используя прием ложного выбора: мы думаем о том, кто будет возглавлять РС уже в 2025 году, а тема „ОБ — президент 2020“ не обсуждается».

Скачать (PDF, 167KB)

Проект «Преемник». Документ предоставлен Центром «Досье»

В рамках проекта «Преемник» предусмотрены «каналы коммуникации» и даже используется слово «драматургия».

«Слухи о претендентах на высшие должностные посты в 2025 г. запускаются через таргетированный интернет-вброс. Для доставки сигнала можно создать несколько своеобразных „телеграм-каналов“ в Фэйсбуке и позиционировать их как каналы „слива информации“: какой-то слив из Администрации Президента или еще откуда-то. Для затравки запустить несколько реальных сливов и периодически их повторять. Внедрять конспирологические темы, разыгрывая драматургию элитного процесса. Важно показать „возню“ вокруг президента, вокруг центра. Президент вне этой системы, он — выше». Пунктуация и орфография оригинала сохранены.

Стилистика, чрезвычайно знакомая читателям российских «инсайдерских» анонимных телеграм-каналов, сохраняется и в отдельном приложении к проекту «Преемник» (есть в распоряжении «МБХ медиа»). Этот документ сами авторы называют «конспирологическим проектом», который должен быть основан на опросах элиты «о самой себе».

По мнению пригожинских политтехнологов, это должен быть «максимально управляемый канал воздействия на представителей элит», «сложность самой темы определит целевую группу», так как «об элитах потребляют информацию только сама элита и некоторый слой интеллигенции».

Реализация предельно проста, особенно для российских политтехнологов: «Создается интернет портал какого-нибудь Политического института, там выкладывается Карта Элит с пояснениями. Распространяется как вирус в среде элит».

Пригожинские консультанты были убеждены, что «при должной „раскрутке“ этот проект приобретет не только информирующий, но и формирующий характер», а в дальнейшем «его можно будет использовать для увеличения или уменьшения значимости элитных групп в зависимости от задач, ориентации элит на того или иного преемника».

Досудебная блокировка и урбанисты для Африки

В октябре 2018 года пригожинские специалисты составили планы проекта «Интернет-центр», в рамках которого был большой объем работ — от создания суданского новостного агрегатора до обновления правительственных сайтов. Практически все работы до конца так и не довели.

Предоставлено Центром «Досье»

Предоставлено Центром «Досье»

Тогда же, в октябре (согласно метаданным) господин Клюкин оставляет еще один объемный документ, тезисы которого во многом повторяют предыдущий его текст «Концепция кампании по стабилизации». Судан в это время был уже на пороге революции. В части «Программа противодействие „цветным мятежам“» появляются и новые советы суданскому правительству:

—  Легализовать действия силовых органов по пресечению противоправной деятельности оппозиции;

—  Расширить юридическое понятие «призыв к свержению государственного строя РС»;

—  Ужесточить наказание за организацию и участие в несанкционированных митингах и собраниях;

—  Определить понятие «иностранный агент»;

—  Организовать мониторинговую структуру для контроля за социальными сетями и месcенджерами;

—  Обеспечить органы власти возможностью досудебной блокировки ресурсов экстремистского характера.

Предлагается в целях «эффективного противодействия радикальной оппозиции активизировать использование административного ресурса для создания организационного превосходства над протестным движением». Еще один козырь из старой российской колоды времен Селигера, нашизма и борьбы с оранжевой чумой — создание «молодежных патриотических движений».

Оговаривается необходимость принятия новых антиэкстремистских законов и освещения в СМИ их эффективности и своевременности.

В попытках помешать «цветному мятежу» нашлось место даже урбанизму и планам по созданию комфортных городских пространств. Предлагалось «с целью профилактики протестных настроений в Хартуме популяризировать программу развития столицы». По мнению пригожинских специалистов, целесообразно было «организовать широкое обсуждения плана мероприятий по развитию комфортной городской среды», «сформировать пул урбанистов из РС и других стран для публичного обсуждения предложений по улучшению городского пространства». Гвоздь урбанистической программы — обеспечение организации выставок и уличных праздников «в местах, где могут начаться народные волнения».

«Политтехнологи Евгения Пригожина в ноябре 2018 года, за пять месяцев до свержения Омара аль-Башира, расписали программу политической жизни Судана на полтора года вперед». Предоставлено Центром «Досье»

Поиск и наказание предателей Родины

В декабре 2018 года в Хартуме и других суданских городах люди, доведенные до отчаяния нищетой, массово выходят на акции протеста. Начало волнений спровоцировал рост цен на хлеб.

В конце декабря находящийся в Судане россиянин Михаил Потепкин составляет для властей Судана документ под названием «Необходимые меры для противодействия протестной активности в Республике Судан» (текст предоставлен Центром «Досье» в распоряжение редакции «МБХ медиа»). Ранее Потепкин, являясь региональным руководителем компании «М-Инвест», подписывал с Суданом от лица компании концессионные соглашения по золотодобыче.

Потепкин вспоминает свое нашистское прошлое (в 2000-х годах он был комиссаром движения «Наши») и пытается разработать стратегию борьбы с «оранжизмом». Бывший комиссар пишет, что «контроль улицы, противодействие массовому и непрерывному присутствию протестующих — принципиальное условие для стабилизации обстановки».

Среди основных мер по подавлению протестов Потепкин называет, например, «проведение альтернативных (нейтральных или проправительственных) мероприятий на основных площадках и маршрутах протестной активности». Именно занятием потенциальных протестных площадок под свои постановочные «мероприятия» занималось движение «Наши» и другие прокремлевские группировки во время борьбы с российской оппозицией во второй половине 2000-х.

Михаил Потепкин. Источник: личная страница «ВКонтакте»

Еще одна мера противодействия: организация «ремонтно-профилактических работ в местах потенциального проведения протестных акций». В 2009—2010 годах так действовали московские власти на Триумфальной площади, пытаясь сорвать акции «Стратегии-31».

Традиционное для российских спецслужб профилактическое оперативное мероприятие — «задержание основных координаторов и лидеров протеста за сутки до заявляемых акций, с дальнейшим помещением в места ограничения свободы до полной стабилизации обстановки». Этот пункт тоже есть в антикризисной методичке Потепкина.

Потепкин не может не упомянуть и хорошо знакомые пригожинским структурам тактические приемы по манипулированию общественным мнением в интернете. Например, «создание группы, осуществляющей комментирование новостных и оппозиционных ресурсов, вступающей в спор с пользователями и высказывающей альтернативную повестку». Или «создание сети „псевдооппозиционных“ аккаунтов, которые будут замыкать на себя оппозиционные общественные течения».

Михаил Потепкин известен не только прокремлевским активизмом в России и интересом к Африке. Он был бизнес-партнером россиянки Аллы Богачевой, обвиняемой Минюстом США во вмешательстве в американские президентские выборы. Богачева и Потепкин были партнерами по компании «АйТи Дебаггер», которая занимается, в числе прочего, разработкой PR-кампаний. Потепкин опасался, что ему также предъявят обвинения, но обошлось.

Один из самых интересных документов, оказавшихся в распоряжении центра «Досье», составлен в январе 2019 года Петром Бычковым, руководителем «бэк-офиса» в Петербурге.

Помимо стандартных мер по преодолению кризиса (проведение регулярных брифингов силовиков, бесплатная раздача хлеба и т. п.) в документе есть по-настоящему креативные мысли.

Например, в графе «дискредитация протестующих» предлагается распространять информацию о поджоге протестующими мечети, больницы, детского сада, краже зерна из государственного хранилища. Еще одна смелая идея — показ протестующих как «врагов ислама и традиционных ценностей» (распространение фейковых новостей про митинги с флагами ЛГБТ).

Рассматривается и возможность провоцирования прямого физического противостояния между жителями страны, «организация своих протестных групп для размытия и дезорганизации протеста, организация стычек и конфликтов между протестующими группами».

И, наконец, два кульминационных пункта. Первый — «публичная, точечная люстрация — поиск и наказание ответственных за происходящие процессы (предателей Родины)». Второй — «публичные казни мародеров и другие зрелищные мероприятия, отвлекающие протестно настроенную аудиторию».

Петр Бычков (в центре) Источник: Facebook

Похожий документ составлен Юлией Сайфутдиновой — сотрудницей петербургского «бэк-офиса», также работавшей и на территории Судана. Среди пунктов — «проведение информационной кампании в социальных сетях с радикальными призывами: «Долой Башира! Долой Ислам! ««, а также «распространение фейковых новостей о том, что митингующие получают деньги за участие в протесте».

Вкратце расписан еще один сценарий создания фейковой новости: организация «задержания» силами безопасности иностранных граждан с паспортами, широкое освещение в СМИ допроса задержанных, на котором они сообщат, что прибыли для организации гражданской войны в Судане».

Пример более изощренной лжи — «информационная компания „Отвлечение внимания“» — расписывается по пунктам:

—  Обращение внимания населения на вопиющий, острый случай, произошедший на митинге (например, избиение беременной женщины);

—  Распространение информации по социальным сетям, создание общественной дискуссии на эту тему;

—  Официальное опровержение этой информации. Интервью с якобы пострадавшим. Информирование населения о вскрывшемся обмане.

Скачать (PDF, 84KB)

«Предложения по организации мероприятий по контрпропаганде». Документ предоставлен Центром «Досье»

Телекомпания CNN, изучившая документы пригожинских структур совместно с Центром «Досье», опросила представителей суданских правящих элит о том, знакомы ли им эти предложения российских политконсультантов.

Многочисленные правительственные и военные источники в Хартуме подтвердили CNN, что правительство Башира получило контрпротестные предложения и начало действовать по ним, до того, как Башир был свергнут в ходе переворота в этом месяце. Один из чиновников бывшего режима заявил, что российские советники мониторили протесты с целью разработки плана по их подавлению с «минимальной, но приемлемой гибелью людей», как он выразился.

Другие источники в Хартуме сообщили CNN, что правительство Башира получило план и после некоторых колебаний приступило к его реализации. Например, начались задержания студентов из региона Дарфур и обвинение их в попытке разжигания гражданской войны — это одна из уловок, рекомендованных «M Инвест». Источники сообщают, что российские советники из частной компании были размещены в нескольких министерствах и Национальной разведывательной службе.

После падения режима Омара аль-Башира структурам господина Пригожина пришлось срочно приспосабливаться к новым условиям. Еще зимой близкое к Пригожину интернет-издание РИА ФАН публиковало материалы с заголовками «Западу не сломить Судан: Омар аль-Башир защитит страну от провокаций», или «Друзья Омара аль-Башира спасли страну от кризиса». Но в апреле, сразу после свержения Башира армией, корреспондент ФАН благодушно писало том, что «солдаты раздают людям воду, все приветствуют друг друга и поздравляют», «звучит музыка».

Провалы «гибридной войны»

Одна из важных пропагандистских задач, стоящих перед Евгением Пригожиным и его людьми, — создание имиджа эффектных и эффективных проводников российской экспансии в странах «третьего мира». Такой имидж — гарантия благосклонности Кремля, гарантия покровительства любым дорогостоящим авантюрам со стороны российской бюрократии.

Однако, как уже очевидно, на деле Пригожин — вовсе не такой уж гениальный полководец «гибридной войны», каким хочет казаться.

Проект по продвижению «своих» кандидатов на президентских выборах на Мадагаскаре тоже был реализован из рук вон плохо — наемные второсортные политтехнологи просто не знали страну, в которую их отправили, бездарно расходовали выделенные средства.

Несколько месяцев на Мадагаскаре протестовали рабочие совместного российско-малагасийского предприятия Kraoma Mining, занимающегося добычей полезных ископаемых. Рабочие требовали погасить долги по зарплате и выражали недовольство непрозрачным сотрудничеством с российской фирмой Ferrum Mining. Малагасийские рабочие, требующие, чтобы русские покинули страну, — один из итогов российской «экспансии» на Мадагаскар.

Акция протеста рабочих компании Kraoma Mining на Мадагаскаре. Источник — страница KRAOMA-Kraomita Malagasy в facebook

Не удержался у власти опекаемый пригожинцами суданский диктатор — написанные на основе внутрироссийских методичек «антикризисные планы» не спасли Омара аль-Башира. Пытаясь адаптировать свои проекты под ту или иную страну, люди Пригожина практически не учитывали местных социальных реалий, особенностей культуры и менталитета. Их «работу» можно назвать просто распилом, чистой профанацией: переписывая российские методички, иногда они даже забывали поменять слово «Россия» на «Судан».

Фрагмент документа «Рекомендации по стабилизации социально-политической ситуации в Республике Судан». Источник: Центр «Досье»

Самое печальное — руководство МИД  РФ, да и сам Владимир Путин, похоже, совершенно не понимают, что непрофессиональные действия пригожинских политтехнологов в тонкой и деликатной сфере международных отношений вредят долгосрочным национальным интересам нашей страны, разрушают авторитет России. Напротив, дипломаты и военные зачем-то продолжают помогать пригожинским штабам в этих авантюрах.

Сейчас Евгений Пригожин не может позволить себе потерять все инвестиции, вложенные в Судан, потерять суданскую логистику, связывающую его с другими африканскими странами. Люди «кремлевского повара», проигравшие важную суданскую партию, будут заискивать перед любыми новыми властями этой страны. Вероятнее всего, стратегия в Судане будет мало отличаться от стратегии на Мадагаскаре, где вопросы решали при помощи взяток. Пригожинцы по-прежнему могут опереться в Судане на благосклонных к ним представителей российских государственных ведомств — МИДа и Министерства обороны. Замглавы МИД РФ Михаил Богданов, курирующий Ближний Восток и Африку, уже провел в Хартуме встречу с военным руководством Судана. Одной из тем переговоров была дальнейшая судьба контролируемых Пригожиным в Судане военных и коммерческих структур.

Роман Попков, опубликовано на сайте проекта МБХ

Источник: Kompromat1.info

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...