Пусть рубят, пусть горит: кто лжет Путину — Матвиенко или Медведев

Правительство против запрета на экспорт леса — предложение спикера Совфеда и иркутского губернатора не поддержали

Глава Минпромторга Денис Мантуров отказался вводить запрет на вывоз необработанного леса, о котором хлопотал иркутский губернатор Сергей Левченко. Эта мера признана нецелесообразной, хотя о ней как о единственном спасении от масштабных незаконных вырубок российских лесов говорила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, а также представители силовых структур и депутаты Госдумы. Не повлияло на позицию ведомства Мантурова и то, что браконьерская заготовка леса стала одной из причин природных пожаров, охвативших ряд регионов страны. Сколько миллиардов теряет государство и кому выгодно, чтобы леса бесконтрольно вырубались и поджигались — в материале ПАСМИ.

Мантурову хорошо и без запретов

В правительстве считают нецелесообразным введения запрет на экспорт круглой древесины и установку вывозных пошлин на грубо окантованные лесоматериалы. Об этом сообщается в ответе Минпромторга на обращение губернатора Иркутской области Сергея Левченко.

В документе за подписью заместителя министра промышленности и торговли Дениса Мантурова Виктора Евтухова подчеркивается, что «принимаемые правительством РФ меры по снижению объемов экспорта необработанной древесины и увеличению объемов переработки на территории РФ дают стабильный положительный эффект».

Там приводится статистика Федеральной таможенной службы, согласно которой экспорт круглого леса из России в январе-феврале 2019 года сократился на 15% по сравнению с двумя первыми месяцами прошлого года, а с территории Иркутской области — на 22%. А за последние 10 лет объем экспорта необработанной древесины снизился в 2,5 раза — с 49 млн кубометров до 19 млн кубометров в год, что составляет 7,8 % от общего объема заготовки леса в стране, рапортует замминистра.

Там приводится статистика Федеральной таможенной службы, согласно которой экспорт круглого леса из России в январе-феврале 2019 года сократился на 15% по сравнению с двумя первыми месяцами прошлого года, а с территории Иркутской области — на 22%. А за последние 10 лет объем экспорта необработанной древесины снизился в 2,5 раза — с 49 млн кубометров до 19 млн кубометров в год, что составляет 7,8 % от общего объема заготовки леса в стране, рапортует замминистра.

Обращение к высшему руководству страны Сергей Левченко направил 25 марта. «Полное искоренение незаконной заготовки древесины просто невозможно ввиду того, что основная часть браконьерски вырубленного леса отправляется за границу России в необработанном или грубо обработанном виде», — написал глава одного из самых богатых лесом регионов.

Губернатор предложил ввести с 1 января 2020 года полный запрет на экспорт древесины в виде круглого леса сроком на один год, а также — вывозные таможенные пошлины на грубо обработанные пиломатериалы. По его мнению, введение пошлин позволит создать экономически невыгодные условия для недобросовестных предприятий, использующих лазейки в законодательстве. А обе меры в комплексе позволят не только сохранить природные ресурсы России, но и перенаправить древесину в глубокую переработку, что увеличит бюджетную отдачу с 1 кубометра леса, создаст новые рабочие места и повысит налоговые отчисления в казну.

Матвиенко и не только

Надо сказать, что Левченко был не первым, кто заявил о необходимости введения столь жесткого ограничения на экспорт лесоматериалов. Как сообщали источники ПАСМИ, на стол президента России уже попадали доклады силовиков о значительном ущербе экономической безопасности России в связи с криминализацией лесной отрасли.

Буквально на днях свое мнение по поводу запрета на вывоз леса — прямо противоположное мнению Мантурова — высказал его коллега по кабинету министров, глава Минприроды Дмитрий Кобылкин. Он прямо пригрозил Китаю полным прекращением экспорта лесоматериалов, если зарубежные партнеры не будут участвовать в восстановлении лесов.

«Они приезжают, покупают лес, а нам разгребать завалы. Китай должен четко понимать, что если они не подключатся к решению этой проблемы, то у нас не будет другого варианта, кроме как запретить экспорт леса полностью, — сказал Кобылкин в интервью изданию «Ведомости». — Я предлагаю Китаю совместно с нами, на нашей территории, вдоль границы построить селекционно-семеноводческие комплексы и высаживать лесопосадочный материал. Чтобы восстановить для наших детей и внуков то, что вырубили «черные лесорубы».

Кстати, Мантуров Кобылкину ответил, подтвердив еще раз позицию Минпромторга о недопустимости запрета на вывоз лесоматериалов. Министр отметил, что разделяет озабоченность коллеги по поводу рационального использования лесных ресурсов, но при этом не считает, что «вопрос полного запрета на экспорт леса в Китай требует немедленного решения».

Напомним, ранее за запрет на вывоз леса за границу выступала спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. В феврале 2019 года она высказала такое предложение на встрече с главой правительства РФ Дмитрием Медведевым.

Председатель верхней палаты парламента заявила, что лесной отраслью «рулит преступный теневой сектор», а арендаторов, получивших леса в 90-е годы «за пять копеек», никто не контролирует: «Что они с этим лесом делают? Под видом санитарной защиты леса ведутся массированные вырубки леса. Кто рубит лес, куда он гонится, и третье — как он продается?».

Матвиенко предложила дать оценку тому, за какую стоимость государственные ресурсы передаются в аренду коммерческим структурам, а также наладить систему учета срубленного леса и путей его продажи.

А на период реализации этих предложений, по ее мнению, следует ввести полное эмбарго на экспортные операции с необработанной древесиной: «Может быть, пока мы просто не разберемся и не примем государственные меры, остановить на какое-то время вывоз леса за границу». О реакции председателя правительства на эту инициативу ничего не сообщается.

Также в феврале с законодательной инициативой о моратории на экспорт круглого леса до 1 декабря 2035 года выступила думская фракция «Справедливая Россия».

«Заготовка древесины, круглых колотых лесоматериалов из неё (кроме дров и древесины, непригодной для промышленной переработки)… до 31 декабря 2035 года допускается только в целях их переработки на территории Российской Федерации либо использования без переработки на территории Российской Федерации», — говорится в законопроекте, внесенном на рассмотрение парламента. документе. По мнению его авторов, мораторий может стать «единственным решением» проблем, связанных с криминализацией лесной отрасли.

Профильный комитет Госдумы рекомендовал законопроект к рассмотрению, но дата первого чтения пока не назначена. Почти такой же законопроект был внесен в Думу в марте прошлого года. Он пятнадцать раз планировался к рассмотрению нижней палаты и столько же раз откладывался.

Огонь для лесорубов

Отказ Минпромторга от предложения, которое может хоть как-то снизить масштабы незаконной заготовки лесоматериалов, выглядит странным на фоне масштабных лесных пожаров, охвативших Сибирь и Дальний Восток. Сообщается, что огонь в 2019 году уничтожил более 13 млн гектаров леса.

При этом незаконную вырубку лесов называют одной из основных причин природных пожаров. Так, о попытках скрыть браконьерские рубки при помощи намеренных поджогов заявлял официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной. «Выявляли мы такие факты и в Иркутской области, когда, судя по всему, пожарами «прикрывали» незаконные рубки, — сказал он в программе «Эфир».

По данным экспертов, наряду с «черными» лесорубами, которые поджигают то, что осталось от леса после вырубки деревьев, чтобы скрыть следы преступной деятельности, таким же методом пользуются на арендованных участках леса, где по бумагам ведутся санитарные рубки. Под видом санитарной рубки заготавливается дорогостоящая здоровая древесина, а затем, чтобы замести следы, сжигаются порубочные остатки.

Существует и еще одна распространенная схема: поджог участка, который только планируется вырубить.В этом случае выбираются делянки, находящиеся в непосредственной близости к дорогам и населенным пунктам. Пожар там быстро тушится, деревья остаются пригодными для заготовки, но экспертиза принимает решение о санитарной рубке. Остается только выиграть тендер на заготовку леса в удобном для разработки месте.

Есть еще одна возможность нажиться на лесных пожарах, рассказал источник ПАСМИ. Если поджечь то, что осталось после вырубки леса, не придется тратиться на уборку веток и выкорчевывание пней. Кроме того, обязанность рекультивации вырубленного участка из-за форс-мажора переходит от предпринимателя к местным и региональным властям.

Ликвидация миллиардов

Еще более масштабные злоупотребления возможны при тушении лесных пожаров, отметил собеседник редакции. Деньги на на это бюджет дает колоссальные. Так, 13 июля премьер-министр России Дмитрий Медведев распорядился дополнительно выделить на ликвидацию возгораний из резервного фонда 6 млрд рублей. Рослесхоз получит на эти цели в 2019 году порядка 1,9 млрд рублей, Минобороны — более 1,78 млрд рублей, МЧС — свыше 2,4 млрд рублей.

Между тем, как отметил источник ПАСМИ, расходуются эти средства практически бесконтрольно: невозможно проследить, сколько спасателей работает в труднодоступном районе тайги, сколько вылетов в день совершает пожарная авиация.

Словам собеседника редакции уже есть подтверждения: в начале августа СМИ опубликовали видео имитации тушения природного пожара, снятое жителями одного из сибирских регионах: вертолёт МЧС зачерпывает воду из Ангары и пролетев несколько километров выливает ее обратно в реку.

Журналисты «Новых Известий» отмечают, что действия пилота кажутся бессмысленным только на первый взгляд. Дело в том, что вертолет выполняет план, который измеряется в кубометрах воды. Кроме того, издание не исключает, что сотрудник МЧС не торопится ликвидировать пожар опять-таки потому, что огнем пытаются скрыть следы незаконной вырубки.

Источник: pasmi.ru

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...