Провал на 10 миллиардов: кому выгодны замороженные тендеры «Укрзализныци»

И что за фирма готова поставлять любые виды продукции для госкомпании

Крупные тендеры «Укрзализныци» в очередной раз заблокированы. Участники рынка оценивают объем замороженных на данный момент закупок по жалобам компаний-«прокладок» в 9–10 млрд грн. Что делает железнодорожного монополиста таким уязвимым перед мелкими «диверсантами» и чего они добиваются?

Вагонные тендеры: трижды провал

На этой неделе в который раз оказался заблокированным тендер на закупку грузовых вагонов для «Укрзализныци». Железная дорога неоднократно в течение года пыталась закупить около 2500 универсальных полувагонов (от тендера к тендеру количество немного меняется), намереваясь потратить на эту закупку до 3 млрд грн. Заказчиком выступает Дарницкий вагоноремонтный завод (ДВРЗ, филиал ПАО УЗ, на балансе которого находится основная часть полувагонов).

Он пытается провести этот тендер уже третий раз за этот год – сначала 18 января, потом 26 апреля, и наконец последние лоты были выставлены в июле–августе. Первый раз тендер провалился из-за бойкота со стороны производителей: они посчитали, что цена 1 млн грн за вагон, которую выставила «Укрзализныця», слишком низкая. После этого заказчик вышел на тендер с ожидаемой ценой закупки 1,2 млн грн за полувагон. На данный момент эти два тендера по всем лотам признаны несостоявшимися или отмененными. 5 июля и 2 августа ДВРЗ снова объявил торги по 11 лотам, всего на 2500 вагонов и 2,88 млрд грн. Заявки принимались до 12 сентября, а 21 сентября должен был состояться аукцион.

Однако 20 сентября АМКУ принял к рассмотрению жалобу одного из участников, компании «Максмед Интернешнл», на нарушение процедуры закупки. Кроме того, 19 сентября зарегистрирована жалоба в АМКУ еще одного участника, Крюковского вагоностроительного завода, но она пока – на рассмотрении. Все лоты по данному тендеру сейчас в системе с имеют статус «переквалификация, период обжалования». Однако шансы на то, что тендер снова поменяет статус лотов на несостоявшиеся или отмененные, очень высоки.

Кто блокирует тендеры?

Название компании «Максмед Интернешнл» уже давно знакомо в «Укрзализныце» и далеко за ее пределами – в течение последнего как минимум года она блокирует публичные закупки в системе ProZorro путем подачи жалоб на нарушение тендерных процедур в АМКУ. Интересы компании не ограничиваются ж/д отраслью. Так, согласно системе ProZorro, «Максмед Интернешнл» была замечена в интересе к тендерам «Укргазвидобування» и «Укрнафты», «Укртрансгаза», «Полтаваоблэнерго», ГП «Торецкуголь», «Кировоградоблэнерго», «Закарпатьеоблэнерго» и даже Минобороны. В большинстве этих случаев сорвать тендеры не удалось: жалобы либо предложение «Максмед» как участника были отклонены. И только в отношении «Укрзализныци» и ее филиалов система блокирования оказалась очень эффективной.

По данным участников рынка, на данный момент «Максмед» оспаривает около 100 тендеров, общая сумма которых приближается к 6 млрд грн. Компания проявляет интерес к поставкам самого широкого перечня продукции – от аккумуляторных батарей, балок, профилей и постельного белья до трехвагонных дизель-поездов стоимостью 1 млрд грн. Выигрывать тендеры «Максмеду» приходилось не так уже часто – например, в августе этого года компания стала победителем тендера на 8,2 млн грн, который проводил Центр обеспечения производства (ЦОП, филиал ПАО УЗ, бывший «Укрзализничпостач»). Единственный конкурент «Максмеда» в этой закупке, ООО «Глобал Энерджи Груп», предложил цену всего на 16 000 грн больше.

Согласно данным сайта «Наши Гроші», еще до введения в эксплуатацию системы ProZorro «Максмед Интернешнл» выиграла тендер на поставку метизов на сумму 90 млн грн. Это, отмечают авторы мониторинга, было на 10 млн выше справедливой рыночной цены. Стоит отметить, что это – не единственная компания-посредник, которая блокирует тендеры УЗ через АМКУ. Ранее среди них фигурировали также «Евроклинсервис», «Трансинвест», «Форма-Трейд», «Трейд Коммодити» и другие.

Что позволяет срывать тендерные процедуры?

Схема «Максмед» простая – компания выискивает мельчайшие изъяны или несогласованности либо в документах участников, либо в самой тендерной документации, которую публикует заказчик, и на этом основании заявляет о нарушении своих прав как потенциального (или одного из) участников. И требует или внести изменения в тендерную документацию, или отклонить заявки оппонентов. Если АМКУ признает жалобы (а именно так происходит чаще всего), то тендер либо уходит «на новый круг», либо признается несостоявшимся из-за недостаточного количества участников. Чаще всего на тендерах «Укрзализныци» оппонентами на тендерах выступает Крюковский вагоностроительный завод, а также «Днепровагонмаш» и другие более мелкие производители либо их представители.

«На данный момент из-за этих компаний-посредников заморожены тендеры на сумму около 9–10 млрд грн», – рассказал Mind председатель набсовета КВСЗ Владимир Приходько. При том, что, по его словам, «Максмед Интернешнл» не является ни производителем, ни представителем какого-либо из производителей ж/д вагонов, материалов или комплектующих. «Из основных фондов у них одна мебель. Справок о том, интересы каких заводов они представляют, у них также нет», – подчеркивает Приходько. КВСЗ пошел ва-банк и также начал подавать жалобы в АМКУ на «Максмед», но пока результата это не дало.

«Максмед» называют себя «санитарами леса», и это отчасти правда, поскольку они действуют полностью законными методами – пользуются мелкими «блохами» в нормативке УЗ», – отмечает главный редактор портала «Наші гроші» Юрий Николов. «Эта компания лишь воспользовалась своим законным правом. Понятно, что она им злоупотребляет. Но мы никак не можем на это повлиять», – указывает Елена Чайковская, начальник отдела документального обеспечения конкурсных торгов «ЦОП» ПАО УЗ.

Николов соглашается, что цифра в 10 млрд «замороженных» тендеров, названная Приходько, соответствует действительности. «Максмед» собрал вокруг себя опытнейших тендерщиков, которые, по нашей информации, ранее работали в «Укрзализнычпостаче» и знают все эти тендерные процедуры до малейшей запятой, включая все слабые места «нормативки». При этом владельцы компании явно обладают большим политическим весом, есть основания считать, что они имеют покровителей в парламентской фракции БПП», – говорит Николов. Ранее «Наші гроші» связывали компанию с бизнесменами Андреем Адамовским и Александром Грановским (последний – также нардеп от фракции БПП). Но сами они публично отрицали эту связь.

Чего добивается «диверсант» и кто в силе повлиять на ситуацию?

Самое распространенное мнение участников рынка насчет мотивов «санитара» – «Максмед Интернешнл» пытается «влезть» в самые «вкусные» тендеры железной дороги. Заставив таким образом договариваться с ней либо производителей, либо «Укрзализныцю». «Они действительно появляются почти во всех закупках (УЗ. – Mind), которые могут представлять какой-то денежный интерес», – констатирует Николов. Однако при этом не похоже, что железная дорога активно ищет пути лишить «Максмед» и ей подобных возможности для манипуляций. Там признают проблему, однако пеняют на ProZorro и законодательство. «Сама система запущена недавно, понятно, что она еще сырая. Но так прописаны техзадания, тут ничего не поделаешь», – оправдывается за госмонополиста Чайковская.

Ранее министр инфраструктуры Владимир Омелян намекал на то, что система электронных закупок работает неэффективно. «Злоупотреблений – масса. К сожалению, они даже не в процентах, а в разы, многократные. Тем временем ProZorro показывает огромную экономию», – говорил министр еще в конце прошлого года. А весной этого года президент Петр Порошенко во время одного из публичных выступлений заявил, что необходимо забрать у АМКУ право приостанавливать госзакупки по обращению одного из участников и пообещал безотлагательный закон по этому поводу. Но с тех пор ничего не было сделано.

На днях и. о. главы ПАО УЗ Евгений Кравцов заявил, что железная дорога ищет механизмы разрешения проблемы с блокировкой тендеров. «Мы рассматриваем возможность заключения прямых договоров по переговорной процедуре с использованием механизмов ProZorro, а также будем применять специальные процедуры закупок, если это разрешает законодательство», – сказал Кравцов. Что мешало делать это до сих пор – не ясно.

Николов считает, что проблему многих тендеров можно было бы легко снять, всего лишь решив вопрос с конкуренцией. Это касается тех закупок, которые признаются несостоявшимися после отсеивания одного из участников по причине недостаточной конкуренции. «Нужно упрощать условия, чтобы попадать на тендер могло больше производителей. Конечно, этого не сделать за две секунды. Но ничего не делается годами», – подчеркивает он.

Начните с кадров

Эксперт по публичным закупкам, член «CFA Украина» Ростислав Чайкивский уверен, что корень проблемы лежит даже не в плоскости законодательства о госзакупках, а в плоскости кадрового вопроса. «Нигде в мире принципы эффективного менеджмента не предполагают, что вопрос закупок будет полностью автоматизированным. Значительная часть ответственности за принятие решения все равно лежит на людях, только грамотный управленец может решить, какой поставщик является лучшим для его компании. Посмотрите на компании Toyota, Coca-Cola и другие эталонные образцы качественного менеджмента. И никто не выбирает по принципу самой низкой цены, системы вроде ProZorro являются лишь вспомогательным инструментом для определения справедливой цены», – считает Чайкивский.

Поэтому эксперт уверен, что решить вопрос закупок «Укрзализныци» или других госкомпаний невозможно без решения проблемы кадровых назначений и выбора качественного менеджмента для госпредприятий. «Без этого мы все равно будем перед дилеммой. Отказаться от ProZorro или сделать исключения по использованию системы для ряда закупок? Тогда мы нивелируем все, чего добились с помощью этой системы. Оставить как есть? Сохранятся возможности для подобных манипуляций. По факту коррупционеры легко нашли, как приспособиться к ProZorro, а честные люди как раз от нее страдают», – рассуждает эксперт.

При этом он напоминает, что правительство давно исповедует принцип «ручного» менеджмента ключевых госпредприятий, связанного по рукам и ногам статусом «и. о.». В этом же статусе сейчас пребывает и действующий руководитель железной дороги Евгений Кравцов.

Mind также обратился за комментарием к представителям ProZorro с вопросами о том, какие «сырые» места системы позволяют срывать процедуры закупок и насколько оправданы претензии к системе ее критиков. «В системе действительно существует возможность подать жалобу в АМКУ. Бизнес может обжаловать принятые решения относительно победителя (если подозревает сговор и коррупционную составляющую), действий или бездействия заказчика, которые произошли после оценки тендерных предложений. Возможность обжаловать решение заказчика – это важная составляющая реформы, которая предоставляет возможность бизнесу защитить свои права», – говорит PR-менеджер ProZorro Лариса Лузинская.

Она напоминает, что сейчас, согласно закону «О публичных закупках» при наличии жалобы система автоматически блокирует закупку. «Это сделано для того, чтобы АМКУ провел расследование и в случае подтверждения подозрений смог вынести постановление, например, об отмене тендера до того, как недобросовестный заказчик заключит соглашение. Если жалоба была безосновательной, АМКУ отклоняет ее, и система разблокирует процедуру. Таким образом этот инструмент является максимально продуманным и эффективным и в случае попыток манипулирования никак не мешает продолжить после разблокировки», – уверена Лузинская.

Автор: Катерина Гребеник

Источник: mind.ua

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...