Как Махмудов, Бокарев и Ракишев «сажали» вора в законе Шакро


Как Махмудов, Бокарев и Ракишев "сажали" вора в законе Шакро
Как Махмудов, Бокарев и Ракишев «сажали» вора в законе Шакро

«Я упомянул имя Захария Калашова только от страха»

Продолжаем анализировать прорасшифровки судебных разбирательств по двум уголовным делам: в отношении «вора в законе» Захария Калашова (Шакро Молодой) и в отношении сотрудников ОВД Пресненский, которые не вмешались в «разбору» в ресторане «Элементс». В этой публикации мы приведем фрагменты показаний и «прослушек» людей из окружения Шакро, в частности Андрея Кочуйкова (Итальянец). Из них становится понятно, что на «разборку» в ресторан «Элементс» гангстеры поехали в сопровождении подготовленных бойцов, поскольку конфликт грозил осложнениями отношений с «серьезными  людьми». Судя по другим материалам дела, можно предположить, что речь идет Искандере Махмудове, Андрее Бокареве и Кенесе Ракишеве.

Кенес Ракишев

                                                               Кенес Ракишев

В материалах дела о даче взяток за освобождение «авторитета» Кочуйкова, оказавшимся в распоряжении, есть интересная запись переговоров «решальщика» Дмитрия Смычковского и сотрудника СКР Михаила Максименко. Смычкловский передал следователям за выпуск Италтянца из СИЗО 1 млн долларов, но выпустить «авторитета» из-под стражи никак не удается. Более того, информация о крупной взятке становится достоянием ФСБ РФ. Смычковский, проведя собственную разведку, так объясняет Максименко причины провала: Искандер Махмудов и Андрей Бокарев выделили 3 миллиона долларов на «провокации» в отношении «вора в законе» Захария Калашова и сотрудников СКР. Именно, из-за этого не удалось «без шума и пыли» вытащить Итальянца на свободу. Максименко внимательно относится к данной информации и записывает ее. Позже эти записи при обыске у генерала нашли сотрудники ФСБ РФ. На допросе Максименко и пояснил, что конспектировал беседу со Смычковским. Впрочем, потом генерал перестал давать какие-либо показания. А у Смычковского не спросишь- он сбежал из России и находится в розыске.

Читателям необходимо пояснить, почему в деле «всплыли» фамилии Махмудова и Бокарева. Первый из них периодически пользовался услугами адвоката Эдуарда Буданцева, с которым знаком с 90-х годов.

В свою очередь, у Махмудова есть деловой партнер казахский олигарх Кенес Ракишев (связаны через компанию Singulariteam).

Когда на подругу Ракишева владелицу ресторана «Элементс» Жанну Ким «наехал» авторитет Андрей Кочуйков, она бросилась за помощью к Кенесу, тот попросил об услуге Махмудова, который и порекомендовал Буданцева. Закончилось это все бойней между людьми Буданцева и Итальянца у ресторана «Эдементс» и последовавшим за ней арестом Кочуйкова. Поэтому Ракишев, Махмудов и Бокарев в закулисной «войне» оказались по другую сторону баррикад с «вором в законе» Захареем Калашовым и сотрудниками СКР. И прилагали все усилия и средства, что бы «потопить» оппонентов.

А теперь мы перейдем к публикации фрагмента расшифровки судебных слушаний про «серьезных людей».

«Об осуществлении Бекмурадовым и подконтрольными ему лицами личной охраны «вора в законе» — Калашова, показали свидетели….

Из показаний свидетеля … усматривается, что он и Бекмурадов давно дружат между собой. В ходе их общения Бекмурадов рассказал, что он систематически выполняет «нестандартные» поручения Калашова и сопровождает последнего на «различные встречи».

Свидетель … сообщил, что частное охранное предприятие «Защитник», которым непосредственно руководил Бекмурадов, осуществляло личную охрану «Шакро», то есть Калашова. Кроме того, в процессе общения между собой Бекмурадов и подчиненные ему лица именовали Калашова «Шакро».

Показания аналогичного содержания дал свидетель …, который уточнил, что Бекмурадов осуществлял полный контроль над текущей, повседневной деятельностью указанного выше частного охранного предприятия, а своим «шефом» считал криминального авторитета —  Калашова. 

Изложенное выше подтвердил сам Бекмурадов, уточнив лишь, что он не знал о принадлежности Калашова к так называемому «воровскому миру». Кроме того, Бекмурадов показал, что Мисикова являлась подругой сожительницы Калашова. Именно Калашов, пояснил Бекмурадов, «подал (ему) идею» обсудить с Кочуйковым конфликт, возникший между Мисиковой и Жанной Ким.

Захарий Калашов

Захарий Калашов

По прибытию в ресторан «Элементс», согласно показаниям осужденного Суржикова, Кочуйков открыто заявил, что он «приехал сюда от воров, а конкретно — от «Шакро».

В ходе судебного следствия Кочуйков данное обстоятельство не отрицал и пояснил следующее: «Я упомянул имя Захарий Калашова … только от страха и желания … эту ситуацию как-то предотвратить… Назвав имя серьезного человека, думал, что если эти люди какого-то криминального или неформального блока … это их остановит».

Таким образом, Кочуйков предельно точно охарактеризовал Калашова как уважаемого криминального авторитета, упоминание которого устрашит и «остановит» любое лицо, в том числе принадлежащее к «воровскому миру».

Факт тесного общения между собой Калашов и Кочуйков не оспаривают. Более того, в суде Кочуйков, говоря о взаимоотношениях, сложившихся между ним и Калашовым, заявил: «мы — друзья, и наши семьи дружат».

Следовательно, Бекмурадов и Кочуйков достоверно знали о том, что Калашов — «вор в законе».

Кроме того, Кочуйков, будучи допрошенным в суде первой инстанции, показал, что Калашов знал о конфликте, возникшем между Мисиковй и Жанной Ким. Свое вмешательство в данный конфликт Кочуйков фактически мотивировал необходимостью защиты интересов Калашова в целях предотвращения возможного осложнения отношений между последним и «какими-то людьми серьезными». Помимо этого, Кочуйков рассказал о «тесных отношениях», сложившихся между ним и Мисиковой, а также сообщил о вовлеченности в упомянутый выше конфликт Бекмурадова — «начальника (службы) безопасности моего товарища», то есть Калашова».

rucriminal.info

Источник: Kompromat1.info

Источник: Corruptioner.life

Как Махмудов, Бокарев и Ракишев «сажали» вора в законе Шакро


Как Махмудов, Бокарев и Ракишев "сажали" вора в законе Шакро
Как Махмудов, Бокарев и Ракишев «сажали» вора в законе Шакро

«Я упомянул имя Захария Калашова только от страха»

Продолжаем анализировать прорасшифровки судебных разбирательств по двум уголовным делам: в отношении «вора в законе» Захария Калашова (Шакро Молодой) и в отношении сотрудников ОВД Пресненский, которые не вмешались в «разбору» в ресторане «Элементс». В этой публикации мы приведем фрагменты показаний и «прослушек» людей из окружения Шакро, в частности Андрея Кочуйкова (Итальянец). Из них становится понятно, что на «разборку» в ресторан «Элементс» гангстеры поехали в сопровождении подготовленных бойцов, поскольку конфликт грозил осложнениями отношений с «серьезными  людьми». Судя по другим материалам дела, можно предположить, что речь идет Искандере Махмудове, Андрее Бокареве и Кенесе Ракишеве.

Кенес Ракишев

                                                               Кенес Ракишев

В материалах дела о даче взяток за освобождение «авторитета» Кочуйкова, оказавшимся в распоряжении, есть интересная запись переговоров «решальщика» Дмитрия Смычковского и сотрудника СКР Михаила Максименко. Смычкловский передал следователям за выпуск Италтянца из СИЗО 1 млн долларов, но выпустить «авторитета» из-под стражи никак не удается. Более того, информация о крупной взятке становится достоянием ФСБ РФ. Смычковский, проведя собственную разведку, так объясняет Максименко причины провала: Искандер Махмудов и Андрей Бокарев выделили 3 миллиона долларов на «провокации» в отношении «вора в законе» Захария Калашова и сотрудников СКР. Именно, из-за этого не удалось «без шума и пыли» вытащить Итальянца на свободу. Максименко внимательно относится к данной информации и записывает ее. Позже эти записи при обыске у генерала нашли сотрудники ФСБ РФ. На допросе Максименко и пояснил, что конспектировал беседу со Смычковским. Впрочем, потом генерал перестал давать какие-либо показания. А у Смычковского не спросишь- он сбежал из России и находится в розыске.

Читателям необходимо пояснить, почему в деле «всплыли» фамилии Махмудова и Бокарева. Первый из них периодически пользовался услугами адвоката Эдуарда Буданцева, с которым знаком с 90-х годов.

В свою очередь, у Махмудова есть деловой партнер казахский олигарх Кенес Ракишев (связаны через компанию Singulariteam).

Когда на подругу Ракишева владелицу ресторана «Элементс» Жанну Ким «наехал» авторитет Андрей Кочуйков, она бросилась за помощью к Кенесу, тот попросил об услуге Махмудова, который и порекомендовал Буданцева. Закончилось это все бойней между людьми Буданцева и Итальянца у ресторана «Эдементс» и последовавшим за ней арестом Кочуйкова. Поэтому Ракишев, Махмудов и Бокарев в закулисной «войне» оказались по другую сторону баррикад с «вором в законе» Захареем Калашовым и сотрудниками СКР. И прилагали все усилия и средства, что бы «потопить» оппонентов.

А теперь мы перейдем к публикации фрагмента расшифровки судебных слушаний про «серьезных людей».

«Об осуществлении Бекмурадовым и подконтрольными ему лицами личной охраны «вора в законе» — Калашова, показали свидетели….

Из показаний свидетеля … усматривается, что он и Бекмурадов давно дружат между собой. В ходе их общения Бекмурадов рассказал, что он систематически выполняет «нестандартные» поручения Калашова и сопровождает последнего на «различные встречи».

Свидетель … сообщил, что частное охранное предприятие «Защитник», которым непосредственно руководил Бекмурадов, осуществляло личную охрану «Шакро», то есть Калашова. Кроме того, в процессе общения между собой Бекмурадов и подчиненные ему лица именовали Калашова «Шакро».

Показания аналогичного содержания дал свидетель …, который уточнил, что Бекмурадов осуществлял полный контроль над текущей, повседневной деятельностью указанного выше частного охранного предприятия, а своим «шефом» считал криминального авторитета —  Калашова. 

Изложенное выше подтвердил сам Бекмурадов, уточнив лишь, что он не знал о принадлежности Калашова к так называемому «воровскому миру». Кроме того, Бекмурадов показал, что Мисикова являлась подругой сожительницы Калашова. Именно Калашов, пояснил Бекмурадов, «подал (ему) идею» обсудить с Кочуйковым конфликт, возникший между Мисиковой и Жанной Ким.

Захарий Калашов

Захарий Калашов

По прибытию в ресторан «Элементс», согласно показаниям осужденного Суржикова, Кочуйков открыто заявил, что он «приехал сюда от воров, а конкретно — от «Шакро».

В ходе судебного следствия Кочуйков данное обстоятельство не отрицал и пояснил следующее: «Я упомянул имя Захарий Калашова … только от страха и желания … эту ситуацию как-то предотвратить… Назвав имя серьезного человека, думал, что если эти люди какого-то криминального или неформального блока … это их остановит».

Таким образом, Кочуйков предельно точно охарактеризовал Калашова как уважаемого криминального авторитета, упоминание которого устрашит и «остановит» любое лицо, в том числе принадлежащее к «воровскому миру».

Факт тесного общения между собой Калашов и Кочуйков не оспаривают. Более того, в суде Кочуйков, говоря о взаимоотношениях, сложившихся между ним и Калашовым, заявил: «мы — друзья, и наши семьи дружат».

Следовательно, Бекмурадов и Кочуйков достоверно знали о том, что Калашов — «вор в законе».

Кроме того, Кочуйков, будучи допрошенным в суде первой инстанции, показал, что Калашов знал о конфликте, возникшем между Мисиковй и Жанной Ким. Свое вмешательство в данный конфликт Кочуйков фактически мотивировал необходимостью защиты интересов Калашова в целях предотвращения возможного осложнения отношений между последним и «какими-то людьми серьезными». Помимо этого, Кочуйков рассказал о «тесных отношениях», сложившихся между ним и Мисиковой, а также сообщил о вовлеченности в упомянутый выше конфликт Бекмурадова — «начальника (службы) безопасности моего товарища», то есть Калашова».

rucriminal.info

Источник: Kompromat1.info

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...