Грымчак — задержан. Луценко — приготовиться?

14 августа НАБУ совместно с СБУ и ГПУ задержало заместителя министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Юрия Грымчака.

Его подозревают в вымогательстве взятки в размере $ 1,1 млн.

16 августа решением Деснянского суда г. Чернигова Грымчак взят под арест на 2 месяца. Такое же решение днем позже было принято в отношении еще одного фигуранта дела, Игоря Овдиенко — родственника жены Грымчака.

Генеральный прокурор Юрий Луценко одним из первых сообщил через Facebook, что задержание действительно произошло, что ему “стыдно” за давнего политического партнера Грымчака и что “закон один для всех”. Но знающие люди чуть ли не в один голос заговорили о том, что настоящая цель действий правоохранителей — сам Луценко.

Почему эксперты именно так оценивают события вокруг громкого задержания? Попробуем разобраться.

Достаточно красноречиво о том, что правоохранители учитывали “фактор Луценко”, свидетельствуют обстоятельства задержания Грымчака.

Формально, представители НАБУ, СБУ и ГПУ пришли к Грымчаку в рамках расследования дела о попытке убийства Татьяны Черновол. Это дело было открыто в 2014 г. по факту нападения и избиения Черновол, которая была одной из наиболее ярких фигур Евромайдана и Революции Достоинства.

Именно в рамках этого дела была получена санкция на проведение следственных действий, включающих “прослушку” и наружное наблюдение. Санкцию дало Управление специальных расследований ГПУ. Это управление является структурным подразделением Генпрокуратуры. В его ведении — расследование преступлений периода Майдана. УСР — достаточно автономное подразделение ГПУ. А его руководитель Сергей Горбатюк занимает жесткую критическую позицию в отношении политики, проводимой генпрокурором Луценко.

Иными словами, необходимую санкцию ГПУ на “прослушку” и наблюдение следователям важно было получить таким образом, чтобы о ней не знал генеральный прокурор. И, соответственно, чтобы Грымчак не получил своевременного предупреждения. Подобные прецеденты уже были. Потому и перестраховывались.

УСР в этом плане стало оптимальным выбором. Не испытывающий особого пиетета перед формальным начальником, Горбатюк вряд ли поставил Луценко в известность о санкции на следственные действия в отношении Грымчака.

С одной стороны, это позволило задержать замминистра в момент получения части вымогаемого платежа. С другой — сформировало выгодные условия для стороны защиты. Адвокаты Грымчака уже громко заявляют о процессуальных нарушениях.

Но, похоже, следствие пошло на процессуальные “натяжки” сознательно. Главная цель, как говорилось выше, не Грымчак, а Луценко.

О том, что главная цель следствия — Луценко, практически открыто говорится в ряде публикаций, посвященных делу Грымчака.

“Грымчак — давний близкий друг генерального прокурора Юрия Луценко”, — утверждает редактор “Цензор.НЕТ” Юрий Бутусов. А журналист Сергей Иванов практически прямо дает понять, что Грымчак действовал как “решала” в интересах своего друга. “Насколько мне известно, именно приближенность к генпрокурору делала Грымчака эффективным “решалой” вопросов, связанных с разрешениями на строительство”, — пишет Иванов.

В частности, Иванов обращает внимание на то, что один из эпизодов, в котором подозревают Грымчака, касается лоббирования разрешения Министерства культуры на строительство на участке по адресу Набережное шоссе, 25 в Киеве. Это недалеко от станции метро “Днепр”. Именно там российская бизнес-группа Bulldozer Group планирует активно поучаствовать в застройке склонов Днепра. “Выданное Министерством культуры вопреки закону разрешение со стороны Министерства культуры не стоит ничего, если нет гарантии того, что прокуратура его потом не оспорит или не откроет криминальное производство”, — констатирует Иванов.

Ни следствие, ни пресса пока не знают имен чиновников Минкульта, которые подозреваются в попытке выдать незаконные разрешения на строительство. А вот имя чиновницы Генпрокуратуры, участвовавшей в “схеме”, названо. Это Анжела Стрижевская, заместитель генпрокурора и человек, близкий к Луценко.

Даже если прямо пока никто не говорит о наличии преступного сговора между Грымчаком и Луценко, то оснований для того, чтобы подозревать, что Грымчак брал деньги “не только для себя”, более, чем достаточно.

В этой связи, вырисовывается интереснейшая интрига. Если Луценко чуть ли не в первые же минуты после задержания “слил” своего друга, то как поступит Грымчак? Будет покрывать Луценко? Или нас ждут громкие разоблачения с множеством деталей и подробностей?

С учетом всего сказанного, очевидно, что НАБУ и другие правоохранительные органы рассматривают дело Грымчака как важный, но всего лишь — эпизод в более масштабном деле. Деле Луценко.

О том, что Луценко формирует личную бизнес-империю, известно давно. У него есть серьезные интересы в недвижимости. Частично — признаваемые самим чиновником. А частично — нет. В свое время народный депутат Сергей Лещенко подробно описывал детали сначала оформления недвижимости в интересах Луценко на подставных лиц, а потом — фиктивного выкупа этой недвижимости политическими партнерами генпрокурора.

Кроме того, по утверждению Сергея Иванова, в бизнес-империю семьи Луценко входит около двадцати компаний. Самые крупные из этих компаний занимаются лесозаготовкой. Оформлены они на сына генпрокурора, Александра Луценко. Так, в Ровенской области работает ООО “ВЕАР”, в Белой Церкви — ООО “ГРАНДВУД ГРУП”, в Киеве — ООО “НИР ТУН”. Еще одну фирму — ООО “КОМПАНИЯ ТИМБЕР ТРЕЙД” — возглавляет некто Виталий Морозюк, давно работающий в компаниях семьи Луценко.

В СМИ неоднократно утверждалось, что компании Луценко-младшего экспортируют на внешние рынки под видом дров ценные породы древесины, пригодные для изготовления элитной мебели.

А самого Александра Луценко, по аналогии с сыном Януковича, “Сашей-Стоматологм”, за глаза называют “Сашей-Лесорубом”.

Эпизоды с торговлей древесиной наверняка еще станут предметом расследований и публичного внимания. И “ниточка” от “решалы” Грымчака рано или поздно приведет и к “Саше-Лесорубу”, и к его высокопоставленному родителю.

Пока же — констатируем:

Во-первых, Луценко, придя к власти после и вследствие победы Революции Достоинства, использовал власть точно так же, как использовали ее те, против кого восстал Майдан. Он построил личную империю, в которой нашлось место и представителям семьи (“Саша-Лесоруб”), и подставным лицам, и политическим партнерам, и друзьям-коррупционерам, которые конвертировали должности во взятки, “потоки” и фиктивный экспорт.

Во-вторых, задержание Грымчака — это серьезный сигнал Луценко: им занимаются, и помещение под стражу “старого друга”, который под прокурорской “крышей” “решал вопросы” хоть в Министерстве культуры, хоть в Верховном суде, является только первым шагом правоохранителей. Дальше могут быть “наружка”, “прослушка” и обыски уже значительно ближе “к телу”. Былых возможностей для контроля правоохранительной системы у Луценко уже нет. А после неизбежной потери должности, таких возможностей не будет вообще.

Может, учитывая все обстоятельства, лучше было бы сдаться?

Автор: Алексей Тодоров

Источник: ukrrudprom.ua

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...