Фальсификация выборов: карусели умерли, но мафия бессмертна

Когда люди, причастные к нынешним президентским выборам, говорили, что сегодня в информационном пространстве активно «разгоняют зраду», рассказывая о масштабных фальсификациях, это казалось некоторым преувеличением. Но если как следует пропахать информационное поле, то становится очевидно: увы, действительно разгоняют.

Когда обычным избирателям, далеким от предвыборной кухни, говорят о «фальсификациях», мы, как правило, слабо представляем, как это осуществляется технически. Зато знающие люди, проработавшие на выборах не один год, отмечают, что сегодня возможность фальсификаций сведена к минимуму.

Давайте вспомним, как это было, проанализируем, как обстоят дела сейчас, а заодно и представим, как черные технологии могут работать в будущем.

Основные фальсификации проходили через низовые комиссии

По крайней мере, так утверждают люди, проработавшие в этих самых комиссиях минимум лет десять. Как бы заслуженно плохо ни говорили о Центральной избирательной комиссии, но основной трэш происходил там, внизу, на избирательных участках.

Для фальсификаций на избирательном участке необходимо, чтобы подавляющее большинство членов комиссии работало заодно. Простой пример: парламентские выборы 2010 года, Партия регионов позарез хочет сформировать большинство. Но в участковые комиссии не могут входить одни регионал, поэтому там есть и представители других партий. Например, от какой-нибудь «партии любителей хлеба и зрелищ», партии «я — легенда!», «партии велосипедистов»… В комиссии, состоящей, скажем, из 12 человек, 11 могли представлять Партию регионов, но называться как-нибудь затейливо.

Сегодня в Украине официально зарегистрировано около 300 партий, и часть из них получала доход именно от обслуживания фальсификаций.

Примечание. На осенних выборах в парламент этот номер уже не пройдет: членами комиссий могут быть только представители тех партий, которые реально участвуют в выборах. Поэтому большинство «партий», созданных как бы понарошку, либо помирает, либо уже померло. И это хорошо.

Бюллетени: вброс из-под полы

Однако вернемся к выборам. Ну вот, банду сформировали. Что дальше? Дальше покупали «левые» бюллетени, которые подчас печатали дополнительными тиражами там же, где и настоящие. Вы скажете, что каждый бюллетень, как денежная купюра, имеет свой порядковый номер. Так и есть. Но кто из нас часто обращает внимание на порядковый номер купюры в кошельке?..

«Сижу я в комиссии, наблюдаю, как выворачивают все урны на стол, — рассказывает один из ветеранов выборов, — и вижу: одна дама делает над столом легкое движение кофтой — и из-под полы на стол сыплются бюллетени. Если бы я тогда был опытнее, то понимал бы, что нужно делать: прыгнуть на стол, лечь животом на эту пачку, в которой все бюллетени — за одного кандидата. Но я оторопел от такой наглости, а дама тем временем, словно опытный картежник, растасовала эти бумажки в общей куче».

Примечание. Сейчас подобный номер осуществить практически невозможно: согласно изменениям, внесенным в законы о выборах, урны с бюллетенями вскрывают по одной, сортируют, и только потом берутся за следующую.

Две лишние бутылки

Но вбросить фальшивые бюллетени — еще полдела. Нужно ведь еще и вытащить из кучи настоящие. А то получится как в анекдоте о поручике Ржевском: «Намедни купали актрису в ванне с шампанским. Влили 20 бутылок, а как снова разлили по бутылкам, так получилось двадцать две. Парадокс, господа!»

То же и с бюллетенями. Отметились 300 человек, а бюллетеней с отметками — 350. Землекопа полтора. Вот для этого и нужна была спаянная банда вместо избирательной комиссии: чтобы все закрыли глаза на то, что некто с торбой подойдет к столу, выберет из кучи «неправильные» бюллетени и запихнет их в свою торбу.

Примечание. Сейчас к столу с бюллетенями члены комиссии обязаны подходить с пустыми руками. Конечно, бюллетени можно насовать за пазуху и в карманы, но это, согласитесь, не так просто.

Нет талонов — нет каруселей?

Теперь поговорим о так называемых каруселях. Классическая карусель делалась при помощи открепительных талонов. Масштабная подготовка состояла в том, чтобы предварительно загнать избирателей в депрессию, да так основательно, чтобы большинству не хотелось вообще приходить на избирательные участки. А потом изобразить липовую явку за счет «карусельщиков» — специальных людей с открепительными талонами, которых автобусами возили от участка к участку. Талонов этих наштамповать — еще проще, чем липовых бюллетеней.

Примечание. Открепительные талоны отменили в 2014 году, сегодня существует другая процедура изменения адреса голосования.

Карусели на выборах больше невозможны. Фото из открытых источников

Голоса из могилы

Во времена, когда существовала возможность сбить «свою» комиссию, была еще одна рискованная схема: карусельщик приходил с паспортом, его, понятно, в списках не было. Но в списках все равно были «мертвые души» — либо это действительно умершие избиратели, которых не успели (или не захотели?) убрать из списков, либо люди, о которых было известно, что они уехали, к примеру, на заработки.

Протягивал карусельщик паспорт — а в нем, скажем, заложена красная ниточка. Или открытка с розочкой. В общем, тайный знак, увидев который, член комиссии давал карусельщику расписаться за другого. Обычно такое происходило в конце дня, когда явка спадала на нет и шанс, что прогульщики все-таки явятся проголосовать, сводился к нулю.

Примечание. Даже при Януковиче, когда комиссии формировались «из своих», идти на такой риск соглашался далеко не каждый. Сейчас же, когда члены комиссии реально представляют разные политические силы, они (члены комиссии и наблюдатели на выборах) пристально следят друг за дружкой, и если заметят подобное, скандала не оберешься. Поэтому такая технология сегодня практически не работает.
А теперь поговорим о схеме, которая реально работает сегодня и, увы, будет работать завтра и послезавтра.

Избирательная мафия бессмертна!

Скандальные обыски в штабах «Батькивщины» трактуются разными информационными помойками как попытка… отвлечь внимание от фальсификаций, которые якобы готовятся со стороны действующего президента. Смешной политолог Карасев, рассекающий по Москве в модных шмотках, например, заявил газете «Вести» следующее: «Порошенко много обещал, много себя хвалил, а сейчас еще и решил показать, что он ведет борьбу за честные выборы. Он хочет возглавить эту повестку и вытеснить Тимошенко». Но как бы то ни было, пока что президентские штабы остаются чистыми.

Сегодня основной механизм фальсификаций — это те самые «пирамиды» и «сети», которые занимаются покупкой голосов и из-за которых, собственно, и устроили обыски в штабах «Батькивщины».

В СМИ прошла информация, что против задействованных в создании избирательной пирамиды от «Батькивщины» возбудили дело по ст. 255 УК Украины — создание преступной организации. И действительно, в уголовном законодательстве прописаны довольно жесткие санкции за махинации с голосами избирателей.

Стало быть, схему прикрыть можно? Да, но сделать это крайне сложно: необходимо, чтобы кто-то ее целенаправленно сдал.

Примечание. На создании подобных пирамид специализируются профессионалы высокого класса: один из «засветившихся» в скандале с «Батькивщиной», по слухам, раньше сотрудничал с Партией регионов. Эти профессионалы фальсификаций, как правило, работают в тени (даже странно, что в этот раз они действовали напрямую из штабов), у них давно отработаны схемы покупки голосов, создана сеть людей, которые этим занимаются.

В целом же эта структура напоминает… мафию. Есть, условно говоря, капо-мафиозо, главарь, есть люди, отвечающие за свои регионы, у тех, в свою очередь, есть сеть мелких покупателей голосов. Интересно то, что эта сеть не разрушается сразу после выборов: как правило, мелкие «мафиози» все равно остаются в поле зрения организации, потому что та помогает и поддерживает их, подбрасывает подработки… в общем, все по схеме, давно отточенной «Коза Нострой».

Покупка голосов избирателей в Украине напоминает мафию. Фото из открытых источников

Люди, много лет задействованные в предвыборной кухне, рассказали о нескольких случаях, когда покупатели голосов попадали в сложные житейские ситуации и им действительно оказывали помощь. Кстати, возникает вопрос: почему фигурантка «Килийского дела» (о том, как впервые в Украине скупщица голосов на выборах получила реальный срок лишения свободы, мы уже писали), находясь в самом низу избирательной пирамиды, так и не сдала никого из своих нанимателей? Не потому ли, что те обещали ей комфортную отсидку, как это обычно бывает в мафиозных семьях?

К слову, в последнее время предвыборная мафия начала активно мониторить соцсети и вылавливать оттуда людей, потенциально готовых продать свой голос.

Покупаем голоса оптом!

Можно ли реально раздавить эту структуру? Вряд ли. Более того, нужно признать, что подобные «предвыборные мафии» существуют во многих странах. И скорее всего, у нас она может в ближайшее время мутировать: зачем покупать голоса поштучно, всякий раз рискуя нарваться на стукача, если это можно делать оптом и сравнительно безопасно?

Как? Да очень просто: купить лидера мнений, который скажет своей верной пастве, за кого нужно голосовать. И та проголосует — с энтузиазмом и задарма. В Западной Европе в роли таких лидеров мнений часто выступают профсоюзные вожаки. У нас ими могут быть… духовные, прости господи, пастыри. Мне рассказывали о том, как дружно и правильно голосовали за «регионы» в 2010 году прихожане одной из протестантских церквей.

Примечание. Вообще прихожане — внушаемая и удобная для всяческих манипуляций публика: для них хорошо все, что скажет батюшка. Поэтому то, что из Украины выставили РПЦ, — действительно огромная политическая победа, это должны понимать даже далекие от религии люди.

Проголосуй ниткой и подумай головой

Бороться с этой предвыборной мафией можно тремя способами.

Первый — уголовная ответственность за фальсификации.

Второй — реальная политическая конкуренция, когда кандидаты в президенты, конкурирующие партии следят друг за другом в оба глаза, подбрасывают друг дружке «кротов», покупают стукачей, облегчая тем самым работу правоохранителей.

И, наконец, третий — долгая и кропотливая работа с избирателями.

22 февраля на телеканале «Прямой» во время ток-шоу, посвященного предвыборным манипуляциям, проводили онлайн-голосование среди зрителей: «Продали бы вы свой голос за 700 грн?». Утвердительно ответили только 14% респондентов, остальные сказали «нет».

И это радует.

Даже те, кого соблазнили грязные деньги, давно придумали массу уловок — как обмануть предвыборную мафию. Нужно сфотографировать бюллетень? Пожалуйста. Ставим галочку при помощи ниточки или наложенной на него прозрачной пленки, делаем снимок — а дальше голосуем как хотим.

Самая свежая схема, придуманная мафией: возле урны для голосования сидит купленный наблюдатель, а купленный избиратель бросает бюллетень в урну, предварительно сложив его так, чтобы была видна галочка в нужном месте. Наблюдатель подает знак стоящему на улице человеку, тот сбрасывает избирателю деньги на телефон… Но реализовывать такие схемы крайне сложно и муторно.

А вот рассказывать о том, что продавать свой голос — это не комильфо, нужно. Рассказывать, рассказывать, рассказывать… пока наплевательское «ну подумаешь, ведь все так делают» не сменится установкой «я не стану пачкаться, продавая свой голос». Чем нетерпимее общество к фальсификациям на выборах, тем меньше их будет. Вот так просто.

Автор: Людмила Загалада

Источник: Racurs.ua

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...