Дальневосточный «крабовый король» идет на север

23:11, 30.04.2019

Поделиться:

45  

Дальневосточный «крабовый король» идет на север
Дальневосточный «крабовый король» идет на север

 Справится ли зять Тимченко и владелец «Русской рыбопромышленной компании» Глеб Франк с неподъемной борьбой на два фронта? Встретит ли он «северное сопротивление»?

В Мурманске торжественно начался монтаж основного оборудования на  рыбоперерабатывающем заводе «Русская треска», являющемся совместным предприятием ГК «Агама» и «Русской рыбопромышленной компании» (РРПК), сообщил корреспондент «Документов и Фактов«.

И посмотреть там есть на что, ведь на предприятии должны установить роботизированную линию Marel по разделке рыб тресковых пород. Проектная мощность этого завода составляет более 50 тонн готовой продукции в сутки. При этом РРПК в скором времени планирует запустить в Мурманске еще один завод мощностью не менее 25 тонн в сутки.

«Мы ведем строительство активными темпами. Уже в текущем году завод будет введен в эксплуатацию и продукция премиального качества появится на прилавках мурманских магазинов и федеральных торговых сетей», – сказал во время специально организованной в честь начала монтажа церемонии генеральный директор РРПК Федор Кирсанов. Выступил на церемонии и сам временно исполняющий обязанности главы Мурманской области Андрей Чибис. «Это 210 рабочих мест, которые получат мурманчане, что для нас принципиально важно», — сказал он и тут же пообещал всеми имеющимися силами оказывать этому проекту всяческое содействие. А в этом как раз сомневаться и не приходится, конечно, будет оказывать содействие! А куда ж он денется?

Завистники называют Франка крабовым королем

Ведь «Русская рыбопромышленная компания» принадлежит Глебу Франку, который, как ранее писало The Moscow Post, «родился с платиновой ложкой во рту». Мало того, что удачливый добытчик того, что экспрессивные итальянцы называют frutti di mare (дары моря), появился на свет в семье бывшего министра транспорта РФ, генерального директора ПАО «Совкомфлот» Сергея Франка, но он еще и счастливо женат на младшей дочери бизнесмена Геннадия Тимченко Ксении, занявшей в прошлом году 18-ю строчку в рейтинге богатейших женщин России по версии Forbes за 2018 год с состоянием 240 млн долларов.

Юная миллиардерша Ксения

Непростые у Глеба Франка и друзья-партнеры: 2011 году он основали компанию для ловли рыбы на Дальнем Востоке «Русское море — добыча» вместе с Максимом Воробьевым — братом губернатора Московской области Андрея Воробьева. Уже к 2014 году друзья-товарищи из непростых семей сумели ввести в состав своей дальневосточной компании ООО «Совгаваньрыба», ОАО» Турниф», ЗАО «Интрарос», ООО “Востокрыбпром”, ООО «Имлан» и ООО “Пелагиаль”. Тогда же она и превратилась в «Русскую рыбопромышленную компанию», а Глеб Франк выкупил долю своего подмосковного друга и стал рыбачить в одиночку. И дело пошло на удивление бойко. Теперь РРПК входит в тройку крупнейших рыбодобывающих компаний Российской Федерации. По итогам 2017 года компания выловила более 303 тыс. тонн рыбы: 226,3 тыс. тонн минтая и 65,5 тыс. тонн сельди. Выручка за 2017 год — более 360 млн долларов.

Помимо Русской рыбопромышленной компании, Глебу Франку еще полностью принадлежат ООО «Инфо-Норд холдинг», занимающееся вложениями в ценные бумаги, и ООО «Роквелл капитал», предоставляющее консультирование по вопросам коммерческой деятельности.

Глеб Франк вообще не привык к отказам (или же для него продолжается беспрецедентная пожизненная полоса везения). Когда 31 декабря 2018 года завершился срок действия договоров о закреплении квот на добычу водных биологических ресурсов, с подачи утвержденной ранее председателем правительства РФ Дмитрием Медведевым дорожной карты, предполагающей аукционный способ распределения половины краболовных квот.

Тогда же появилось так называемое «крабовое письмо» в поддержку аукционов, которое пришло в Администрацию президента РФ. Кто его автор доподлинно не известно, но СМИ связывали его с Глебом Франком, и это был своего рода скандал, о котором писал РБК.

Напомним, что квоты на добычу краба распределяли через аукционы до 2003 года. Но в 2004 году Правительство РФ отменило эту практику из-за кризиса, разразившегося в рыбной отрасли. И квоты на вылов краба стали закрепляться за рыбными компаниями на 15 лет по «историческому принципу» на основании аукционов 2000–2003 годов.

Распределение квот на вылов краба и рыбы — это практика, которая была широко распространена в «лихие 90-е». Теперь против нее выступают многие участники краболовной отрасли, опасающиеся, что «богатые москвичи» все скупят, а они останутся без работы.

Чьи интересы защищает Илья Шестаков?

На недавнем Общественном совете руководитель Росрыболовства Илья Шестаков успокоил их, заверив, что законопроект про аукционы еще не был принят и что вообще такого законопроекта де еще в природе нет. Однако при этом на сайте ведомства уже было выложено сводное заключение комитета Государственной Думы по бюджету и налогам по поводу ФЗ о бюджете на 2019 год, куда уже были внесены доходы от аукционов, которых нет еще в законе. Там же было сказано и о том, что 15 октября 2018 года закон поступил в Министерство финансов на согласование. Как так? Если даже и законопроекта, по словам Шестакова, еще нет?

И вот Росрыболовство, по данным РБК, начало лишать квот подконтрольные иностранцам компании. Как они планируют перераспределять высвобождающиеся таким образом квоты, пока не известно. Но, по всей видимости, Глебв Франка не обидят. В целом же законопроект о крабовых аукционах, направленный в Госдуму РФ, ждет обсуждение, которое обещает быть нелегким.

А что делать? Глебу Франку надо биться, ведь у его батюшки дела идут не очень. Государственная судоходная компания «Совкомфлот» вот уже почти десятилетие пытается продать свои акции, но каждый раз этому мешают убытки. Отрицательная прибыль «Совкомфлота» за 9 месяцев 2018 года превысила 57 млн. долларов, это в 7,5 раз большие убытки, чем в 2017 году.

И у самого Глеба управление его морской империей удается не так чтобы слишком блестяще и эффективно. По информации Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока, Русская рыбопромышленная компания в 2017 году освоила лишь 542 тонн квот. И теперь ей для того, чтобы сохранить право на вылов, необходимо как минимум два года подряд осваивать не менее половины квот. А это надо очень и очень постараться. К тому же, для освоения этих квот компании Франка банально не хватает кораблей.

Сегодня флот компании Франка состоит из 14 судов. Средний возраст траулеров — почти 30 лет. Восемь из них недавно прошли модернизацию. И теперь эти корабли смогут выходить на лов еще лет пять. По слухам, Франк собирается строить еще 10-12 кораблей на общую сумму в 38 млрд рублей. Это огромная и сложная задача, которая может оказаться не под силу даже Глебу Франку. А если пополнить свой рыболовецкий флот высокоэффективными судами у него быстро не получится, то «Русская рыбопромышленная компания» может и вообще лишиться квот.

Глебу Франку хорошо было бы сосредоточиться на этой — первостепенной для него — задаче, но нет. Он ввязался еще в строительство двух заводов в Мурманской области, торжественную церемонию закладки оборудования в одном из которых как раз только что провели. Это первый инвестиционный проект РРПК на Северном бассейне. Ну а что? Почему нет, если обещают помочь…

Источник: Glavk.info

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...