Был ли взрыв на острове Рюген испытанием атомной бомбы?

16:59, 30.04.2019

Поделиться:

54  

Был ли взрыв на острове Рюген испытанием атомной бомбы?
Был ли взрыв на острове Рюген испытанием атомной бомбы?

В этой статье мы расскажем о военных легендах острова Рюген. Часть из них имеет материальные подтверждения, часть нет. Но все они рассказывают об особом значении острова.

С VI века на острове жили славяне. Это было воинственное племя, которое, в основном, занималось пиратством. Остров воспел Александр Сергеевич Пушкин в своей «Сказке о царе Салтане»: «Мимо острова Буяна, в царство славного Салтана». В средние века остров прожил бурную и интересную жизнь. После того, как Буян (Руян) стал частью Германии, он превратился в немецкий Рюген.

Остров стал тихой курортной провинцией. Таким он был и после 1933 года, когда к власти в Германии пришел Гитлер. Принципиально ничего не изменилось. Главным «двигателем» на острове стала организация «Сила через радость». Эта организация – условный аналог наших профсоюзов – организовывала отдых рабочих в фашисткой Германии. Фюрер поставил задачу – построить на Рюгене самый большой в мире санаторий «Прора» на 20 000 человек.

В гавани острова регулярно швартовались крупные круизные суда «Вильгельм Густлофф» и «Роберт Лей». Вся эта идиллия закончилась 1 сентября 1939 года.

Взрыв

Название Пенемюнде знают многие. Там, в 1937 году, на пустынном побережье Балтийского моря был построен самый крупный в мире на тот период ракетный полигон. В гитлеровской Германии уделяли очень большое внимание разработкам новых типов оружия и, когда подошло время ракетной тематики, и возник вопрос, где размещать ракетный полигон для испытания и дальнейшего боевого использования нового ракетного оружия, было выбрано побережье Балтийского моря. Причин для такого выбора было несколько. Во-первых, местность была малонаселенной, можно сказать, пустынной. Это позволяло соблюдать режим секретности испытаний. Во-вторых, на первом этапе испытаний случались отказы и аварии. Ракеты в этом случае падали в Балтийское море. При неудачных запусках «концы прятали в воду» в прямом смысле этого слова. Эпоха глубоководных аппаратов наступила только через 30-35 лет. И, наконец, в-третьих. Это оружие, после принятие его на вооружение, должно было применяться против Англии. Самое удобное место для стартовых площадок – побережье Балтийского моря. Так испытательный полигон превратился в первую в мире ракетную базу. В Пенемюнде испытывались и в дальнейшем стартовали в направлении Великобритании баллистические ракеты «Фау-2» и крылатые ракеты «Фау-1». 

Но одновременно в Германии велись, пока на начальном этапе, работы по созданию собственного ядерного оружия. Работа шла с трудом, так как английская разведка делала всё возможное, что бы Германия не могла получить материалы для экспериментов. В частности, в феврале 1943 г. норвежским диверсантам, засланным из Великобритании, удалось уничтожить завод по производству тяжелой воды в Норвегии Но, все-таки работы велись. Основные теоретические работы проводились в научных центрах в Берлине и Лейпциге. А полигон…где же находился полигон? 

Наряду с курортно-туристической деятельностью, на острове Рюген было около десяти воинских частей, занимавшихся военными испытаниями в разных сферах. Вообще, балтийское побережье Германии было вотчиной её военно-промышленного комплекса. Кроме упомянутого Пенемюнде, под Ростоком находится городок Варнемюнде. Там с 1922 года находилась испытательная база самолетостроительной фирмы Хенкель. Кстати, до появления гидросамолетов Бериева, все гидросамолеты и катапульты для их запуска на советских линкорах и крейсерах были родом из Варнемюнде. Всё то, что происходило на полигонах Рюгена до сих пор остается тайной. Но все-таки, известность как остров-полигон Рюген приобрел после одного события. В начале 1945 года, на одной из площадок готовились к какому-то эксперименту. По словам местных жителей, военные с этого полигона даже сообщали им о грядущем испытании. Как описывают очевидцы – в глубине острова прозвучал взрыв и в небе появился огненный столб, который, поднимаясь все выше, приобрёл форму гриба. Радиус взрыва был несколько километров. После того, как ударная волна прокатилась по территории острова, под её влиянием были разрушены здания, сожжены дотла животные и растения, обуглились камни. Самого пожара очевидцы не наблюдали. Подобные описания свойственны ядерным взрывам. Кроме всего прочего те, кто находился в радиусе десятка километров от эпицентра взрыва – почувствовали внезапное недомогание. У них открылось кровотечение, резко поднялось давление, также поступали жалобы на ломоту тела, рвоту. Всё указывало на химическое отравление, которому подверглись жители острова. Реально в радиусе двух километров от эпицентра взрыва все было разрушено, что называется «до основания».

Что это было? Разведки Англии и СССР занялись поиском информации. Когда этот вопрос обсуждался с советскими учеными, Курчатов заявил, что это не могло быть ядерным взрывом, так как при схожести внешних признаков, зона разрушения даже у маломощного ядерного заряда в десятки раз больше. Связан ли этот взрыв с атомной программой Германии? Неизвестно. Достоверно можно сказать лишь то, что после этого нигде на территории Германии таких мощных экспериментальных взрывов не проводилось. По крайней мере, о них неизвестно. Была выдвинута гипотеза, что на Рюгене разрабатывались боевые части для ракет, которые испытывались в Пенемюнде.

Когда после окончания войны остров вошел в состав ГДР, радиационный фон на Рюгене был в норме. Однако сегодня ученые, изучая экосистему острова, приходят к выводу о том, что мутация генов растений и животных продолжается до сих пор. Является ли это следствием взрыва, пусть не ядерного, но с применением какого-то количества урана? Рюген стал одной из загадок Второй Мировой войны. С другой стороны, во времена ГДР, остров стал курортным местом, где отдыхало всё руководство страны. В те времена Рюген стал своеобразным аналогом нашего сегодняшнего Сочи. Особых претензий к экологии коммунистические лидеры не предъявляли.

Подводные лодки

В отличии от взрыва на Рюгене, эта история не имеет материальных подтверждений. Представляется, что к ней (истории) надо относиться как к информации о лодках из «конвоя фюрера». Вокруг этой темы скопилось много выдумок и неправды, но реально транспортные лодки в составе кригсмарине были, перевозили они важные грузы на огромные расстояния.

Осень 1955 года. В одну из советских военных комендатур пришел пожилой немец и стал сбивчиво рассказывать, что у берегов острова Рюген затоплены подводные лодки для начала новой войны. Выслушали его с недоверием. Но, наверное, была еще какая-то информация, потому что искать всё-таки начали. Лодки искали долго. Уже начались осенне-зимние шторма, когда водолаз аварийно-спасательного отряда Балтийского флота увидел краешек рубки подводной лодки, почти полностью закрытой водорослями. Как предполагают современные исследователи, лодки находились в бухте в юго-восточной части острова, между населенными пунктами Гросс-Цикер и Кляйн-Цикер. В одном из источников говорится про узкий и длинный фарватер. Этот район подходит под данное условие.

В источниках указываются лодки 26 серии, что представляется ошибочным. Рассказывают о новейших малых подводных лодках. Под это описание подпадают лодки XXIII серии –последние серийные подводные лодки кригсмарине, к тому же, малые подводные лодки.

Первичный осмотр показал, что 12 подводных лодок новейшего проекта в отличном техническом состоянии лежат на ровном киле на одинаковом друг от друга расстоянии. Субмарины ожидали своего времени «Ч». Было принято решение о подъёме с целью детального изучения этого проекта и, самое главное, необходимо было понять, для чего всё это было затеяно. Но надвигающаяся зима и жёсткие зимние балтийские шторма заставили отложить судоподъёмную операцию до весны следующего года. После окончания сезона штормов, водолазы 447 дивизиона аварийно-спасательной службы Балтийского флота приступили к подъёму подводных лодок. И тут выяснилось, что из двенадцати подводных лодок две бесследно исчезли! Контрразведка Балтийского флота «встала на уши». Как могли бесследно исчезнуть две подводные лодки водоизмещением 230/250 тонн (надводное/подводное водоизмещение)? Всё побережье контролируется постами Службы наблюдения и связи (СНиС) флота. Тогда еще радиолокационные станции не контролировали всё побережье, стационарных подводных гидроакустических буёв не было, а посты СНиС подводных лодок не видели. 

В том, что лодки ушли самостоятельно своим ходом, сомнений не было, так как на дне были оставлены две шлюзовые камеры для проникновения пловцов на лодки. Позже на дне нашли индивидуальные дыхательные аппараты. В 1956 году, под контролем КГБ 9 немецких субмарин подняли на поверхность и осмотрели. Лодки действительно были законсервированы. Сухие внутри и, по мнению присутствовавших на подъёме подводников, могли сохранять боеспособность несколько лет. Тщательно упакованные продукты и медикаменты имели большой срок годности. На лодках имелся комплект навигационных карт на весь Мировой океан. Поднятые субмарины отбуксировали в неизвестном направлении. Важность работ подчеркивал тот факт, что за подъёмом лично следил будущий маршал и министр обороны СССР Андрей Гречко. Тогда он был командующим Группой советских войск в Германии. Десятая лодки при подъёме показалась на поверхность, но сорвалась со строп и упала на дно. Гречко приказал повторить операцию, но почему-то повторного подъёма не было.

В 1959 году малый противолодочный корабль (МПК) из бригады охраны водного района (ОВР)вышел в море по тревоге. На подходе к границе наших территориальных вод был зафиксирован контакт с неизвестной подводной лодкой. Выйдя на дистанцию стрельбы, МПК дал залп из реактивной установки (РБУ) правого борта. В ответ подводная лодка дала двухторпедный залп. Начался поединок между противолодочниками и подводниками. Постепенно командир МПК переиграл своего визави, и началось преследование подводной лодки в нейтральных водах, что само по себе является нарушением международных норм. Но на дворе был 1959 год, и военный корабль СССР подвергся атаке. Лодка стала уходить в нейтральные воды Швеции. Советский МПК застопорил ход. В этот момент моряки увидели шведский сторожевик, который атаковал глубинными бомбами неизвестную лодку в шведских территориальных водах! На помощь первому пришел второй корабль шведской береговой обороны. Раздалось несколько взрывов, контакт с неизвестной лодкой был потерян. МПК возвратился на базу. В базе на борт поднялись командир базы и флотский контрразведчик. Он потребовал от командира записать в вахтенный журнал, что МПК проводил учебные стрельбы на одном из полигонов флота. Но слухи продолжали будоражить моряков. Тем временем, шведское радио сообщило, что в шхерах на территории Швеции была найдена поврежденная малая подводная лодка XXIII серии. При попытке буксировки она утонула. 

Что в этом рассказе правда? Необходимо исследовать архивы. Достоверно известно лишь то, что только три лодки XXIII серии пережили войну, одна из них, U-4706, вошла в состав ВМС Норвегии, две – U-2326 и U-2353 – получила Великобритания. Впоследствии одна из них (U-2353) была передана СССР. В советском флоте она была сначала «Н-31», потом «М-31». Служила до 1952 года. Ещё две лодки, U-2365 и U-2367, были подняты Германией в 1950-х годах, получили имена «Hai» и «Hecht» и после ремонта служили для подготовки подводников возрождающегося германского флота.

После войны остров Рюген возвратился к своей курортной жизни. Во времена ГДР в порту Засниц был конечный пункт паромных переправ из СССР (России), Швеции, Дании в Германию, и там же в порту находился пункт базирования 224 дивизиона ОВР Балтийского флота, который контролировал акваторию южной Балтики.

Источник: Glavk.info

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...