Анонимка на 200 миллиардов. Кто на самом деле сдал следствию Алексея Хотина и остальных фигурантов дела «Югры»?

Сумма ущерба по делу банка «Югра» внезапно выросла почти в 27 раз — с 7,5 млрд до рекордных 200 млрд рублей. Причиной стали показания, которые дала после ареста директор столичного филиала банка Нина Чернова. Мол, для этого ее и посадили в СИЗО, в отличие от всех остальных фигурантов дела, которые остаются под домашним арестом. Однако показания на Хотина могли дать еще как минимум два человека — арестованный полковник ФСБ Кирилл Черкалин и Валерий Мирошников, первый замгендиректора АСВ. Защита бывшего владельца «Югры» рьяно опровергает все предположения об их связи с Хотиным, что еще больше наводит на подозрения. А еще одно имя и вовсе не звучит — генерала Виктора Воронина, 12 лет возглавлявшего управление «К» СЭБ ФСБ. Мог ли бывший начальник Черкалина дать показания на Хотина и какие схемы использовали, чтобы их получить?

В деле о хищении денежных средств из обанкротившегося банка «Югра» внезапно многократно выросла сумма ущерба. Всем фигурантам, включая бывшего владельца банка Алексея Хотина, предъявлено новое обвинение — в растрате не 7,5 млрд, а 200 млрд рублей. Некоторые источники, знакомые с ходом следствия, заявили, что причиной стало уголовное дело, возбужденное 10 июня в отношении директора столичного филиала «Югры» Нины Черновой. Следствие якобы рассматривает Чернову как связующее звено между заемщиками и руководством банка. Руководитель московского филиала выдавала «заведомо невозвратные кредиты», заранее зная, что заемщики не смогут погасить ни проценты, ни основной долг. Черновой инкриминировали совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата), и в тот же день объединили в одно производство с основным делом в отношении Хотина, Нефедова и Шиляева, возбужденным по той же статье.

Банк Югра

17 июня Басманный суд Москвы отправил Чернову в СИЗО на два месяца. Официально основанием для более строгой меры пресечения, чем у остальных фигурантов дела, стал тот факт, что перед задержанием глава столичного филиала «Югры» начала оформлять шенгенскую визу. Суд пришел к выводу, что подозреваемая намеревалась скрыться от следствия за границей, и лишил ее этой возможности. Однако газета «Коммерсантъ» со ссылкой на одного из адвокатов, участвующих в деле, предположила, что Чернову поместили под стражу, чтобы получить от нее нужные показания. Расчет следователей удался: к 20 июня в деле фигурировала уже совсем другая сумма ущерба — 200 млрд рублей. Интересно, что на момент банкротства «Югры» в сентябре прошлого года дыра в капитале банка, по оценкам временной администрации, достигала 106,9 млрд рублей.

Признательными показаниями Черновой объяснили и то, что в деле «Югры» появились четыре новых фигуранта. 13 августа стало известно, что следствие объявило в розыск руководителей подконтрольных Хотину хозяйствующих субъектов — гендиректора ООО «Восток» Дмитрия Лебедева, гендиректора ООО «Билдинг групп» Сергея Суменкова, гендиректора ООО «Главтехкомплект» Оксану Ермакову и гендиректора ООО «Капстрой» Василия Дорохина. По версии следствия, все они получали в банке «Югра» заведомо невозвратные кредиты, не соответствующие финансовым возможностям их бизнеса. Это косвенно подтверждает тот факт, что две из четырех перечисленных компаний сейчас находятся в стадии ликвидации.

Глава банка Алексей Нефедов

Любопытно, что, когда ущерб по делу увеличился почти в 27 раз, следствие не стало обращаться в суд, чтобы изменить остальным фигурантам меру пресечения на более суровую. Не менее любопытен и тот факт, что в июле адвокаты Хотина, Нефедова и Шиляева подали апелляционную жалобу на решение Басманного суда, чтобы добиться отмены домашнего ареста и полной свободы для своих подзащитных. Однако вскоре отозвали жалобу — вероятно, чтобы не спровоцировать суд на более жесткую меру. Как предположил один из адвокатов дела, отправив Чернову в СИЗО, следствие дало понять главному фигуранту Хотину, что такая же участь может ожидать и его самого. Бывший владелец «Югры» и другие топ-менеджеры банка поняли намек и не стали искушать судьбу. Объяснить отзыв апелляции другими причинами сложно. Причем, как сообщил «Коммерсант» со ссылкой на источник, близкий к следствию, обвиняемые уже возместили ущерб в размере 16 млрд рублей, что более чем в два раза превышает первоначальную сумму, которую им инкриминировали.

Многократное увеличение суммы ущерба в деле «Югры» источники, а вслед за ними и многие СМИ связали исключительно с показаниями Черновой. Однако есть еще как минимум два лица, которые также могли дать решающие показания. Это бывший глава банковского отдела управления «К» Службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ Кирилл Черкалин и Валерий Мирошников, первый заместитель гендиректора госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ). Адвокаты Хотина последовательно опровергают какую-либо связь своего подзащитного с Черкалиным и Мирошниковым, но чем большие старания они прилагают, тем сомнительнее выглядят их заявления.

Кирилл Черкалин

Впервые имена Хотина и Черкалина связал РБК. В конце мая этого года издание со ссылкой на два источника, знакомых с ходом расследования, сообщило, что Хотин дал обвинительные показания против главы банковского отдела управления «К». Банкир рассказал, что на протяжении нескольких лет платил полковнику за покровительство. «В задачи руководителя банковского отдела входило решение вопросов, связанных с уголовными делами в отношении структур и лиц, аффилированных с Хотиным», — процитировало РБК слова источника. По его словам, Черкалин давал подчиненным поручения связаться с коллегами из МВД или СК РФ, чтобы воспрепятствовать возбуждению уголовных дел, а если это невозможно, взять под контроль ход их расследования. Эту информацию РБК подтвердили три собеседника, знакомые с фигурантами дела. И именно показания Хотина стали триггером для ареста Черкалина в апреле этого года, хотя управление собственной безопасности знало о противоправной деятельности полковника еще до рассказа банкира. Лишь после показаний бывшего владельца «Югры» Черкалину предъявили обвинение в получении взяток (ст. 290 УК) на сумму 850 тысяч долларов в течение полутора лет за «действия или бездействие в пользу взяткодателя и коммерческих структур, а также за общее покровительство».

После публикации РБК адвокат Хотина Игорь Мардиросов поспешил заявить, что его подзащитный не только не давал показаний на Черкалина, но и в принципе не мог сделать ничего подобного. Хотин «никогда не передавал никаких вознаграждений госслужащим, сотрудникам правоохранительных органов и, в частности, сотрудникам ФСБ, и поэтому никаких показаний давать не мог», — пояснил Мардиросов. А адвокат Валерий Застрожин сообщил «РИА Новости», что защита Хотина уже подала в полицию заявление на РБК, попросив провести проверку и при наличии оснований возбудить уголовное дело по ч. 2 статьи 128.1 (клевета).

Валерий Мирошников

15 июля издание опубликовало еще один материал, в котором заявило, что Хотин был связан не только с Черкалиным, но и с Мирошниковым, первым заместителем гендиректора АСВ. В день задержания полковника ФСБ Мирошников покинул страну, официальная причина отъезда — необходимость лечения за рубежом. Однако поспешное бегство не спасло от подозрений. «По данным собеседников РБК, ведущий дело следователь изучил телефонную переписку Черкалина и Мирошникова и решил проверить последнего на возможную причастность к организации преференций для бывшего мажоритария банка «Югра» Алексея Хотина при банкротстве банка», — сообщило издание. Два источника, знакомых с ходом расследования, рассказали о предположении следствия, что Мирошников и Черкалин предлагали не только Хотину, но и другим банкам «решение проблем» за внушительные суммы. А незадолго до отъезда из России Мирошникова вызвали на допрос в качестве свидетеля, на который он так и не явился.

Защита бывшего владельца «Югры» поспешила опровергнуть и эту публикацию. 17 июля сетевое издание «Гражданские силы.ру» рассказало, что Хотин снова потребовал привлечь РБК к ответственности за клевету. Адвокат банкира снова направил в ГУ МВД по городу Москве заявление о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 128.1 УК РФ. Защитники Хотина категорично заявили, что любые утверждения о его связи с Черкалиным и Мирошниковым — это «вымысел, не имеющий фактического подтверждения», который «направлен на то, чтобы дискредитировать Алексея Хотина».

Алексей Хотин

Однако сложно поверить, что правы адвокаты экс-владельца «Югры», а не журналисты РБК. С момента первой публикации, вызвавшей возмущение защиты Хотина, появилось множество подтверждений, что банкир просто не мог не быть связан с Черкалиным. Так, 31 мая издания «Проект» и The Bell опубликовали совместное расследование, в котором рассказали, что Черкалин годами «крышевал» банковскую сферу и «тесно общался с руководителями едва ли не всех крупных российских банков». Пострадавшие от вымогательства банкиры сообщили, что, помимо офицеров ФСБ, в схеме участвовали обнальщики, юристы, сотрудники спецподразделений «Альфа» и «Вымпел». А бывший совладелец финансовой группы «Лайф» Александр Железняк заявил, что одним из главных помощников Черкалина был Мирошников.

Александр Железняк

12 июля Черкалина и Мирошникова публично обвинил в вымогательстве опальный банкир Сергей Пугачев. По словам собственника Межпромбанка, когда он отказался вести дела с Мирошниковым, на него вышел Черкалин и сообщил о готовящемся уголовном деле, предложив не давать ему ход за 20 млн долларов. Пугачев отказался, после чего Черкалин объединил усилия с Мирошниковым, в результате банкир стал фигурантом уголовного дела о банкротстве и был вынужден покинуть Россию.

Сергей Пугачев

19 августа издание ПАСМИ опубликовало расследование, раскрывающее роль Черкалина и Мирошникова в ряде громких банковских дел, которые привели к заключению под стражу невиновных людей. Копии документов доказывают, что одним из пострадавших стал бывший глава Капиталбанка Сергей Осипов, которому инкриминировали мошенничество на сумму 700 млн рублей.

Заявление на Осипова

В подобном контексте сложно поверить, что Хотин был единственным крупным российским банкиром, которому удалось избежать внимания «банковского» отдела ФСБ и работать без «крыши». А настойчивые попытки защиты бывшего владельца «Югры» опровергнуть связь с Черкалиным и Мирошниковым лишь убеждают в обратном.

Где сейчас находится Мирошников, неизвестно. Зато точно известно, где Черкалин, — в камере СИЗО, куда его отправил суд. Причем полковник явно не пользуется благосклонностью коллег. Так, 21 августа Генпрокуратура РФ потребовала изъять имущество семьи Черкалина на сумму 6,3 млрд рублей. Как выяснило надзорное ведомство, стоимость имущества подозреваемого, которое он регистрировал на своих родственников, в 360 раз превышает доход, который полковник мог получить за годы службы. Поэтому прокуратура требует обратить в доход государства 5 квартир, 2 загородных дома, 6 земельных участков общей площадью 7116 кв. м, 14 нежилых помещений, 2 автомобиля, а также 800 млн рублей, 72 млн долларов США и 8 млн евро, обнаруженных в ходе следственных действий в доме, автомашине и служебном кабинете Черкалина. Станет ли полковник молчать, когда нависла угроза лишиться всего нажитого непосильным трудом? Или предпочтет пойти на сделку, дав показания на Хотина и других банкиров, пользовавшихся его покровительством? А значит, возможно, Чернова не раскрывала следствию никаких схем и данных, которые привели к увеличению суммы ущерба. Это подтверждают и адвокаты топ-менеджеров «Югры»: они заявили, что все фигуранты дела, включая Чернову, продолжают настаивать на полной своей невиновности и отказываются давать показания по существу обвинений.

Кто еще мог дать следствию сведения, позволившие увеличить ущерб до 200 млрд рублей? После ареста полковника Дмитрия Захарченко СМИ предположили, что деньги могли принадлежать не только ему, — он был просто хранителем «общака». Черкалин побил рекорд Захарченко по сумме изъятых средств еще на момент задержания, когда у него изъяли более 12 млрд рублей — на 3 млрд больше, чем у коллеги из МВД. Директор центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин предположил, что и Черкалин мог быть таким же держателем средств некой группировки. «Черкалин — «кассир» одной из элитных групп, которую сейчас поджимают по всем направлениям», — заявил Салин.

Виктор Воронин

Сразу после ареста Черкалина появились предположения, что о преступной деятельности подчиненного не мог не знать Виктор Воронин, на протяжении 12 лет возглавлявший Управление «К» СЭБ ФСБ. Буквально на днях «Преступная Россия» опубликовала материал о том, что бывший замминистра сельского хозяйства Алексей Бажанов, скрывающийся от российских правоохранителей в Лондоне, написал на Воронина заявление в СК РФ, Генпрокуратуру и администрацию президента России. Раньше экс-чиновник винил в рейдерском захвате своего бизнеса владельца группы компаний «Благо» Аркадия Фосмана, а сейчас вдруг заявил, что тот действовал под покровительством генерала ФСБ, являвшегося одним из бенефициаров захвата. Как сообщил телеграм-канал «ВЧК-ОГПУ», Воронин как раз недавно вернулся в Россию под гарантии, что не окажется в СИЗО, и по возвращении его сразу допросили по делу Черкалина. Бывший начальник управления не сообщил каких-либо компрометирующих сведений, заявив, что не знает за подчиненным никаких противоправных действий. Возможно, «Преступная Россия» права, предположив, что следователей не устроило молчание Воронина, и на него решили надавить, используя Бажанова? А может, генерал ФСБ отказался рассказывать лишь о своих подчиненных, зато многое поведал о деле «Югры», что и привело к увеличению суммы ущерба до 200 млрд рублей.

Источник: crimerussia.com

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...